У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Важное:

Лучший форум месяца - март. набор

Золотой форум - подать заявку

Seventh day - конкурс месяца

Новый дизайн - оставить отзыв

Набор модераторов - подать заявку

Выкуп баннерных мест - подробнее



                

Навигация:

Правила Бона

Выставление ранга

Гостевая книга

Лицо почёта дня

Пиар от BONUP ART

Лучшие работы дня


Plymouth: Evil Is Rising.


БONAP ART

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БONAP ART » ДРУГИЕ РОЛЕВЫЕ » Отродье Каина: воздаяние


Отродье Каина: воздаяние

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

1. Скрин/логотип форума:  http://se.uploads.ru/GNhHo.jpg
2. Название форума:  Отродье Каина: воздаяние
3. Ссылка на форум:  http://nightchildrengame.rusff.ru
4. Жанр:  городское фентези, альтернативная история с элементами мистики
5. Организация:  локационная + эпизоды под флеши
6. Краткое описание:
игра посвящена жизни и событиям, захватившим  Лондон начала 20-го века. 1901 год. Неумолимая логика: конец викторианского периода совпал с трагической кончиной венценосной "бабушки" Европы - великой Виктории, погибшей бурной ночью  с 19 на  20-е июля 1901 года, во время попытки правительственного переворота, под рёв сотен глоток взбунтовавшихся рабочих и бесчисленных пэров маргинального сословия. Убить королеву, так много сделавшую во благо Британии и честных подданных  - звери, а не люди! Они во всём виноваты, в огонь их, на плаху! И вот по улицам  города вновь  побежало пламя древней вражды, испепелявшее кланы каинитов и ликантропов задолго до того, как простые смертные узнали об их существовании.  А заодно и тех, кто по недомыслию или нечаянно  оказался  на его пути.
На сей раз бразды правления прочно зажаты  в руках вампиров Братства Мафусаила, мощной полусектантской  организации с широкой сетью   связей и бесчисленной армией приспешников - да мало ли чем полезным можно обзавестись почитай за столетие  тщательной и продуманной  подготовки!
Календарные листы долой. Декабрь 1901 года. Стремительный  переворот в стенах Тауэра, поменявший властителей министерских кресел и окропивший Юнион Джек свежей кровью, обернулся полномасштабным переворотом в умах и душах. Погромы, самосуды, чёрные стаи  гвардейцев-кнутов,  проносящиеся по забубённым южным улочкам вырезая всё живое и пахнущее зверем, растерзанные и расстрелянные тела в подворотнях, колёса полицейских карет, хрустящие осколками  разбитых витрин и судеб -  казалось бы, смрадное,  мутное поветрие промчалось и утихло, уступив место более размеренной, обновлённой  жизни. А может быть, просто стало чем-то привычным, вроде свежей Дэйли Ньюс к утреннему чаю. Отныне и присно:  хороший ликан -  ликан, закованный в стальной ошейник, намертво сковывающий Зверя внутри человеческого тела. Несогласных – на корм червям!  Или вон из города, в Юго-Восточное поселение, коли сумеет доказать,  что фермер из него выйдет лучше и полезнее, чем удобрение.
Кто вы, сэр или леди? Человек, ликан, каинит?  Забудьте,  радуйтесь жизни, пока есть такая возможность. И чаще смотрите на небо. Глубокое, чистое, полное волшебных огоньков  незагаданных желаний. Как знать, возможно, оттуда на нас тоже смотрят чьи-то мудрые глаза. Не спрашивайте. У Библии на этот счёт одно мнение. У шутника и фантазёра Герберта Уэллса – своё собственное. Помните?..

Отредактировано Отродье (2015-01-30 12:37:42)

0

2

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №25. Вечер пятницы 24 декабря 1901 года.

Вечереет. Скоро люди или не совсем люди с лестницами и отрешёнными лицами начнут зажигать уличные фонари. Улицы города постепенно пустеют; лишь многочисленные гвардейские патрули и те, кто в силу обстоятельств не успел добраться до дому, своего или того, куда был приглашён за рождественский стол, продолжают нарушать праздничное затишье. Да ещё продолжают сновать по улицам и порогам заведений, церквей, нищие и бродяги, надеющиеся получить свою долю Рождества. Ветер почти стих, лишь над Темзой проносятся ощутимые порывы, пробирающие до костей, взывающие плотнее запахнуть воротник и шире  раскрыть глаза. Ещё бы. Накануне, пока северная часть города готовилась к наступающему празднику, циркачи бывшей баронессы Эады Беатрис Игл закончили увеселительное представление и начали совсем другое. Сами ликаны назвали это бунтом и борьбой за свободу, но многочисленная шваль, как всегда поспешившая присоединиться к беспорядкам. По улицам Саутварка и прочих южных районов прокатились волны грабежей, убийств, погромов и поджогов; не то чтобы Эд и её побратимы именно в этом  видели торжество справедливости и одобряли, но сил и авторитета идейных вдохновителей редко хватает на гашение всей поднятой со дна пены. И остановить идейных и разгулявшийся сброд  особенно некому, ведь Скотленд Ярд и Гвардия по прежнему  заняты выяснением личных взаимных  претензий. Впрочем, происходящее на юге города одинаково не нравится ни тем ни другим. И Гвардия, зажатая между необходимостью заняться бунтом, вспыхнувшим в южных районах Лондона,  и невозможностью оставить северные улицы, не получив хотя бы словесного подтверждения, что полисмены не воспользуются отходом основных сил и не предпримут обещанных акций против Братства, уже  и готова пойти на уступки, о чём официально заявил капитан  Осборн Блэкхорн, по-прежнему пребывающий в плену у защитников Ярда. Но в одночасье такие дела не решаются, да и единства мнений ополчившихся слуг закона проведённое в стенах Ярда собрание не показало. Так что патрульным Джорджу Бриско и Седрику Киперу ярко светит встреча с Первой звездой всё в тех же стенах и неопределённости. Конечно, родственники и просто отзывчивые сограждане скрашивают жизнь осаждённых полисменов как могут. Известная актриса Александра Торн, приехавшая в штаб-квартиру вместе с подругой, поддерживает дух раненых полицейских рождественской выпечкой, добрыми словами и автографами;  в качестве особого презента контрамарка  на грядущий спектакль, доставшаяся Джорджу, соседу и давнему  знакомому Александры. Кэтрин Олдридж-Бонно и Лорейн Леруа осыпают их живыми цветами. А переволновавшиеся супруги несут в придачу к моральной поддержке  и нечто гораздо более сытное.
И вот город перерезан надвое, в Гринвиче срочным приказом поднимаются артиллерийский и гренадерский  полки Её Величества, набережная и мосты оцеплены, готовы к самой жаркой встрече южных гостей, с востока, запада и севера Большой Лондон окольцевали заставы. Однако, мертвенно-холодные порывы с юга всё-равно коснутся всех. Священника Эзры Шервуда, которому завтра наверняка снова придётся не только свершать праздничные  службы, но и просить у Господа за новые партии свежевырванных из тел душ. Юной композитора Саманты, невольно ставшей свидетельницей вполне, впрочем, мирного столкновения вер, предрассудков  и убеждений.  Обитателей постоялого двора "Джинджер Инн" - Доротеи Бодлер и её сына Ноа Бодлера, постояльца "Джинджер" Керна, наконец благополучно вернувшегося с не слишком удачных переговоров с представителями бунтующей Столичной полиции. Беглую дочь мушира Кимбэлл Керрик, в процессе посещения церкви пришедшую к временному согласию со своим Богом, сущностью и рождественскими осликами, её верного более чем друга Роланда Флейка, которому в ближайший час  предстоит занять своё место в очередном противостоянии. Алистер МакНамара, нордически спокойный и  уверенный  владелец Арены, наверняка тоже держит нос по ветру в  южном направлении; случись непредвиденный прорыв оцепления, его угодья будут одним из первых, что утонет в волне кровавых беспорядков, и тогда о больших боях, назначенных на завтрашний день, можно будет забыть. А впрочем, предугадывать масштабы и  повороты мысли каинита лучше не браться. Сестра Алистера, Исгерд, пока не успела высказать своего мнения о новом витке событий, но мнение это наверняка будет весьма громким или по крайней мере выпуклым. Подневольный врач Арены, Лоуренс Хупер, радуясь мелким удачам в виде генераторов рентгеновских лучей и знакомясь с новыми постояльцами Лонгшора, в частности, ликаном Лиамом Орканом, кажется, и вовсе предпочитает не думать в ту сторону;  жизнь и так полна тёмных красок. Нечего ляпать холст новыми размашистыми мазками  заранее.
Возможно. Возможно и правы те, кто не в силах изменить надвигающийся тёмный вал, и душу не рвёт напрасно себе и другим. Правы девушка-каинит Валенсия, случайно познакомленная с Александрой двумя давними соседями-неприятелями, бульдогом Мордой и котом Обертоном. Пусть лучше пьют чай и честно делят любимых котов и  рождественский пудинг, это гораздо полезнее метаний из угла в угол. Пусть Сюзи Хант, внёсшая свою лепту, напомнит поссорившемуся с душой и миром солдату его потерянную Мисси, а не поля сражений, грозящие развернуться в непосредственной близости. Пусть новая владелица газеты, Отем Грин, размышляет о чём-нибудь более созвучном празднику, а не о том, как сервировать по-рождественски совсем не праздничные вести. Пусть Стелла Тедески, её супруг  Гектор и Калеб Дискейн ограничатся войной на личном фронте, при всех бушующих вокруг страстях едва ли грозящей развернуться в очередную полномасштабную  гражданскую.
Но - та самая звезда ещё за горизонтом, и загадывать желания ещё рано. Город готовится праздновать, благоговеть, делиться с ближним, убивать и умирать, в одном из самых дорогих ресторанов ведут весьма занятные переговоры один из Хранителей Братства и гостья Бладборна, венгерская княгиня и визиатор Эмили Эстерхази, а из далёкого Харроу, в свирепой стычке отбитого  у гвардейского гарнизона, к городу потянулись повозки, везущие  Лондону совсем не рождественские подарки.

0

3

Обращение к тем, кто любит и умеет быть одним из творцов, генераторов, двигателей, а не просто плескаться на мелководье побочных и ничего не меняющих событий, к тем, кто не пугается до потери пульса самого звучания  слова "ответственность", с какими бы приятными делами (это  игра, никак  не стройбат) она ни  была сопряжена.
Конечно, это не значит, что играть придётся по сюжету и только по сюжету, в обход  возможностей развития личного сюжета во всей его полноте; конечно нет. Но именно от решений, выбора, поступков "центровых"  будет зависеть, куда и каким образом повернёт русло глобальных событий.

Итак, в игру ведётся активный набор на сюжетные роли. А именно, требуются и разыскиваются для совместного продвижения глобального сюжета игроки на следующие вакансии:

1. Сотрудники  Столичной полиции.
У Столичной сейчас весьма непростое положение. Двое суток  назад в стенах Скотленд Ярда, потрясённых крайне циничным убийством двух десятков бывших сотрудников, произошла вспышка недовольства, переросшая в полномасштабный бунт и саботаж, а затем и прямое жестокое  столкновение с Гвардией Братства, выполняющей в городе роль военной полиции. В настоящий момент ищется решение патовой ситуации, возникшей в результате парализации функций охраны порядка одной правоохранительной структуры и недостаточности сил второй на покрытие всей городской зоны.  И решать её надо быстрее, ибо безвластием в части города не замедлили воспользоваться грабители, борцы за права ликанов и прочие вне закона.
В настоящий момент в игре наличествуют и активно действуют двое представителей Столичной полиции, констебли патрульно-постовой службы.
Требуются - рядовые  констебли и  офицеры в звании от сержанта до помощника комиссара полиции.
Приветствуются авторские персонажи; для желающих имеются  две вакансии.

2. Гвардейцы-кнуты Гвардии Меча и Благоденствия.
По сути, боевые силы, личная армия Братства Мафусаила, в настоящий момент полностью прибравшего к рукам верховную власть в Британии. Состоит исключительно из каинитов, преданных бойцов секты, последние месяцы активно увеличивается численно за счёт новобранцев. Сформирована в первые же сутки после переворота (на самом деле подготовка и формирование началось задолго до официальной огласки).   Самостоятельная структура, не подчиняется верховному командованию основных военных сил Великобритании; фактически  выполняет функции военизированной полиции и внутренних войск. В текущий игровой момент линия Гвардии крепко повязана на ситуации с саботажем  Столичной полиции и бунтами на юге города (см. выше). В обозримом глобальном сюжетном будущем... весьма резкий и неожиданный поворот ждёт указанную организацию; шире и подробнее информация будет развёрнута перед заинтересованными при   более детальном и личном обсуждении.
В настоящий момент в игре наличествуют и активно действуют двое представителей Гвардии Меча и Благоденствия - непосредственный глава организации и рядовой гвардеец-новобранец.
Требуются - рядовые  гвардейцы и  офицеры в звании от сержанта до лейтенанта.
Приветствуются авторские персонажи; для желающих имеется  вакансия.

3. Почти полностью обновляется состав Лондонской стаи - вакантна роль вожака и рядовых членов. Повстанческая организация, осознавшая бессмысленность прямых столкновений с  новоявленными властями "лоб в лоб" и избравшая политику постепенного накаливания сил, связей, поиска союзников, по возможности -  политического решения проблемы... что, по сути, весьма маловероятно, в этом все отдают себе отчёт. Так что - накапливание сил и выжидание подходящего момента для наиболее эффективного удара. В связи со сменой вожака может быть сменена и политика на более агрессивную, более чем возможно объединение с другой повстанческой группой, организовавшей беспорядки и революционные настроения на юге города. Единственное условие - адекватность и действительная способность завоевать авторитет среди по большей части вполне адекватных личностей; садисты-маньяки с трудным детством и ранимым сердцем и прочие подобные штампы, переполнившие ролевые просторы, на роль главы организации  приниматься не будут заведомо.

Все перечисленные фракции представлены в игре действительными и активными персонажами, ведомыми давними,  действительно заинтересованными игроками.
От Вас ожидается, как уже говорилось выше,  желание играть и заинтересованность в игре, умение и желание вести не только личный сюжет, последовательно развивать персонажа, но и участвовать в сюжетных событиях, определяющих развитие и будущее игрового мира.

0

4

Лонгшорская банда.
http://se.uploads.ru/LeMVP.jpg

Имя персонажа: имя им - легион. Не адский и не военный, но достаточно многочисленная  и сплочённая банда (ориентировочно от двух до трёх  десятков человек на самой начальной стадии, в момент  всеобщего "начала конца"; в дальнейшем - как пойдёт игра). Собирательно называются Лонгшорской бандой.
Возраст: от 17 до мыслимых пределов у не-людей.
Пол: всяк.
Раса: в основном - каиниты, заметно меньшую часть составляют ликаны и люди. Последние должны обладать каким-то веским аргументом в пользу своей выживаемости в среде нелюдей, лучше всего выучивших один урок: хочешь жить, позаботься о себе сам.
Статус\профессия\положение: бандиты, марадёры. При толковом главаре могут претендовать на что-то более веское, чем грабёж во имя еды и материальных ценностей.
Характер: скверный или озлобленный достаточно, чтобы выживать более или менее успешно в подобной среде.
Внешний вид: на усмотрение игроков.
Краткая история: Лонгшор, расцветший тихим, но зловонным и буйным цветом на территории Доксленда,  давно был одним из известнейших центров бескультурных, но популярных развлечений Лондона. Популярных в кругах, у эстетов и ценителей того сорта, которые держат при себе. Торговля рабами "на жратву" и для сексуальных развлечений, жесточайшие, зачастую смертельные подпольные бои  на Арене, торговля оружием и прочие запретные прелести, без которых Лондон жил бы стократ лучше, поверьте. Возможно, начиналось всё очень давно, с чуть более успешных и сделавших правильные ставки банд. Но последние несколько лет Лонгшор работал и процветал под прикрытием и с соизволения Братства, имевшего свою долю с прибыли и контролирующего деятельность теневой отрасли. Но после злосчастного 25 декабря, когда само Братство потеряло силу и теряя перья, камнем ринулось вниз, слаженный механизм беззаконий оказался предоставлен самому себе. Как и почти все в тонущем в панике и разрушении городе. Работать стало не на кого, в условиях, когда потребность во многих развлечениях отпала, как шелуха, а деньги, казалось бы,  почти перестали играть роль, продавать что-то потеряло смысл. Лонгшор начал рассыпаться на отдельные группировки, объединяющиеся, сталкивающиеся между собой и со слугами закона, отчаянно пытающимися удержать в городе хоть какой-то порядок. Выживание, захват универсальных во все времена ресурсов, контроль и снова выживание.  Вот что встало в основе сегодняшних приоритетах Лонгшорских головорезов. Как обычно, но в гораздо более резко, первобытно выраженной форме. 
Цели в игре: представлять неистребимую и естественную для условий хаоса силу - Силу, не гнушающуюся убивать, отнимать и устанавливать собственные  посредством грубой силы в обход всех прочих законов и правил. 
Отношения с вашим персонажем: хороший, пусть и начинающий,  медик  нужен всем. Даже если он периодически норовит сбежать. Даже каинитам и ликанам. Особенно - в условиях повышенной опасности поймать брюхом пулю,  обломок ржавой арматуры или не дожариться до полной готовности на тепловом гриле Гостей.

Заявка делается с учётом новых сюжетных реалий и заточена в первую очередь под них, но отыгрывать можно начинать уже сейчас.

Отредактировано Отродье (2014-09-18 16:16:15)

0

5

Старт нового глобального сюжетного квеста.

III. Гости,  которых никто не ждал.
http://se.uploads.ru/0Jcgi.png
Краткое описание:

Канун Рождества 1901 года запомнится городу надолго. За четыре года войны и последние месяцы, минувшие после летнего переворота, месяцы, ознаменовавшиеся очередной жесточайшей  расовой сегрегацией и расцветом социальной несправедливости со всеми обильно вытекающими на мостовую последствиями, Лондон повидал многое. Но штурм  самой штаб-квартиры Столичной полиции, Скотленд Ярд... Нет, пожалуй, на памяти лондонцев такое было впервые. И пока полиция и гвардия Меча и Благоденствия выясняли отношения и приходили к соглашению, сосредоточившись на улицах Большого Лондона, за свинцовой Темзой, в осиротевших южных  кварталах  подняли головы те, кто ещё несколько дней назад не мог и надеяться на такой подарок судьбы.

Не все из этих голов были светлы и захвачены идеей вернуть собратьям-ликанам попранное достоинство. Кого-то вполне устраивала и столь же простая, сколь и редкостная возможность пощипать "богатеньких ублюдков". Так что последователи  повстанцев, раздувших на южном берегу изрядный пожар бунтов и погромов, множились со сказочной быстротой. Правда,  не все из них были готовы на что-то большее, нежели грабёж какой-нибудь лавки или потихоньку пырнуть ножом не успевшего смыться ростовщика. Те не менее, разросшейся армии революционно настроенных ликанов и сочувствующих удалось успешно отбить у гарнизона гвардии  древний оплот Лондонской стаи, форт Харроу.

Юг пылал. Конечно, такое кострище не могло остаться незамеченным и согреть сердца горожан, и тем более - тех, кто упускал из рук контроль над ситуацией и законностью, за соблюдение которой, вообще-то, отвечал по официальному званию. В какой-то степени угроза с юга, несомненно, ускорила достижение взаимопонимания между повздорившими структурами. И вот утром 25 декабря 1901 года полиция, наконец, снова выходит на улицы Большого Лондона. Гвардия, давно роющая копытами в нетерпении и ожидающая подкреплений тяжёлой конницы и артиллерии из вулиджских казарм, готовится к масштабной атаке на южные кварталы, предпринятые с двух сторон. Утром большие отряды кнутов выступают в обход города с юго-восточной и юго-западной сторон, оставляя за спиной облегчённо вздохнувшие улицы. Оставляя, судя по всему, на растерзание свихнувшихся газетчиков, словно сговорившись и заключив дурацкое  пари, начавших наперебой развлекать горожан весьма странными статьями. В первых из них восторженно рассказывалось  о странном и редчайшем природном явлении: огромных метеоритах, якобы, упавших на территории Дании, французского побережья,  Голландии и даже недалеко от Дублина. Чего только там не говорилось, одинаково рьяно ссылаясь на очевидцев  именитых учёных мужей, не замедливших  дать предварительное толкование. И что тела состоят из чистого железа, и что счастливчики, на территории чьих владений обрушился такой небесный кусок счастья, уже ищут самых щедрых покупателей и  заламывают небесные же цены. Ну, во всяком случае, те, кто не оказался в летальной близости от своей удачи в момент её падения.

Кто-то отмахивался от газетной чуши и ждал вестей с юга. Кто-то не упускал случая откровенно повеселиться. Кардинальный разброд в подходе продолжался примерно до трёх часов пополудни, когда нечто устрашающее на мгновение затмило солнечный свет, и пригороды Лондона сотрясли страшные удары, сравнимые разве что с ударами землятресения. Город замер, настороженно переглядываясь целыми и повылетавшими окнами. Затем самые отчаянные, безрассудные, любопытные и журналисты, презрев непривычный снег и осторожность, ринулись на поиски тех самых небесных тел, которыми недавно потчевали  друг друга  пыхающие трубками джентльмены. По неподтверждённым данным, один из нескольких огромных метеоритов рухнул прямо на замок Бладборн. Но энтузиазм быстро угас, когда к вечеру  с юго-западных окраин поползли по-настоящему пугающие известия. Не слухи, а именно известия, приобретающее  всё более страшные и наглядные личины.

Основные стартовые линии по фракциям

Notice:
Братство и Гвардия - здесь первичная ситуация предрешена изначально. Большая часть Гвардии, так и не успев зайти на позиции и начать атаку на южные кварталы, становится первым препятствием на пути двинувшихся на Лондон треножников. В считанный час уничтожается большая часть живой силы и техники, выжившие остатки, размётанные и разрозненные, вынуждены отступить к городу или вглубь пригородов.
Дальнейшее - определяется по ходу игры. Возможен раскол на противоположные по целям и взглядам группы: те, кто будет  упёрто продвигать прежние принципы величия и избранности клана,  и те, кто откажется от  радикальных и не оправдавших себя мировоззрений. Но опять же - не факт. Всё будет зависеть от игры и развития линии.
Ликаны. Я не знаю, кто это сделает, игроки или гейм-мастер, но великая месть свершится, потому что не может не свершиться. Под шум и гром в Лондоне свершится очередной преворот. Или как минимум - почти поголовное уничтожение верхушки, оставшейся под минимальной охраной и частично пытающаяся покинуть город. Так что на начальном этапе власти Братства приходит конец. Что последует дальше и чему решат посвятить себя игроки, играющие за фракцию, тотальному свержению или борьбе с общей бедой, или выберут третий, четвёртый, пятый пути - на усмотрение игроков.
Полиция... Полиция на начальном этапе будет пытаться предотвратить хаос, организовать укрытия и пребывание людей и нелюдей в них. В дальнейшем - видимо, то же самое. В общем-то, полиции в данном случае как фракции отводится вполне ровная и немноговариативная роль. Вот личностные вариации - на усмотрение игроков.
Кроме того, в игре наверняка организуются какие-то шайки, банды и так далее, которым придётся противостоять остальным выживающим гражданам, особенно - мирным и условно мирным. В общем-то, развитие этой линии во всём многообразии тоже будет приветствоваться.
Для мирных горожан, представленных совершенно не боевыми персонажами, вводиться  различные  квесты, направленные на выживание, приключения и т.д.

0

6

Шуршат газетные листы... Обзор лондонской прессы.

Утренние  выпуски  "Таймс", "Дейли Ньюс" и прочих крупных и мелких изданий от 25 декабря 1901 года, суббота.

Что же шлёт на космос на Рождество? Редчайшее явление: метеориты необычных размеров пали на территории Европы и островов. 

Сегодня под утро сразу в несколько редакций крупных изданий  пришли телеграммы от европейских коллег. Телеграммы несколько размытого и настолько необычного содержания, что даже удостоверившись. что это не розыгрыш, ваши покорные слуги не рискнули истолковать их самостоятельно, опасаясь нечаянно  ввести наших глубокоуважаемых читателей в заблуждение. К счастью, председатель Лондонского Астрофизического общества, мистер Чарльз Адвенгтон, был настолько любезен, что согласился принять нашего корреспондента у себя дома и дать пояснения, подкреплённые всей силой современной науки.
Выдержки этого увлекательнейшего интервью мы и представим вашему вниманию ниже, уважаемые леди и джентльмены.
Напомним, что поступили сообщения о  небесных телах необычайно крупных размеров, упавших в разных частях Старого Света. В частности, подарки небес рухнули в нескольких милях от Утрехта в Голландии, на побережье Франции. Буквально час спустя пришло  трагическое, но пока не подтверждённое достоверно известие о падении прямо на территории Гамбурга и Мюнхена. Искренне надеемся, что последнее так и останется в слухов; страшно представить, какие последствия  способен повлечь за собой  предмет величиной с хороший  двухэтажный дом, разогнавшийся до невообразимой скорости, в населённых кварталах.
Корреспондент:
- Скажите, мистер Адвенгтон, что Вы думаете обо всех этих событиях? Возможно ли такое вообще, или всё-таки кто-то хорошенько раскошелился  на такой масштабный праздничный розыгрыш?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Не думаю. Даже уверен, что мы столкнулись с чем-то настолько же необъяснимым, насколько и реальным. Буквально перед вашим приходом я тоже получил известия от своих французских коллег... Мсье Жармей телеграфировал прямо перед выездом к месту предполагаемого падения метеорита. Вы не представляете, как я сейчас завидую ему. Только представьте - сейчас он уже стоит рядом с этим колоссом, видит своими глазами это чудо, о котором нам останется лишь с жадностью ловить те скудные сообщения, которые они, первооткрыватели, будут отправлять нам сюда...
Корреспондент:
- Всё-таки это метеориты? Вы уверены в этом?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Где-то на восемьдесят процентов, если вы хотите точности. Судя по тем описаниям, что мы получили на данный час, это огромные  куски какой-то породы, вероятно, останки давно погибшего спутника, а то и целой планеты. Подумайте только, возможно, эти глыбы - посланники  ещё  тех немыслимых времён, задолго  до возникновения нашей вселенной.  Нет, пожалуй, сейчас я почти  жалею, что не родился французом или голландцем.
Корреспондент:
- Или немцем?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Ммм, нет, пожалуй, всё-таки нет.
Корреспондент:
- А те двадцать процентов? Смею предполагать, именно в них и скрывается самое удивительное и интересное для любого из наших читателей. Вероятно ли, что мы стоим на пороге открытия века?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Вероятно всё, что пока не доказано абсолютно невероятным. В частности, достаточно необычен то факт, что все описывают объекты примерно одного и того же размера. Почти нет мелких фрагментов, только единообразные по размерам тела. Падение таких крупных метеоритов случается раз в столетия, а тут - вдруг сразу около десятка. Несомненно, все эти детали крайне необычны даже сами по себе, каждая в отдельности, чего уж говорить об их единовременном сочетании? Поистине, я ожидаю вестей от мсье Жармейя со жгучим интересом.
Корреспондент:
- Могут ли наши читатели рассчитывать на дальнейшие Ваши  комментарии по мере поступления  новых известий?
Мистер Чарльз Адвенгтон:
- Конечно, конечно, друг мой! Поделюсь с удовольствием всем, что будет в моих скромных силах.

Что же. Наберёмся терпения и мы с вами, леди и джентльмены. Ждите наших дневных выпусков, наверняка к тому времени мы сумеем порадовать вас новыми невероятными фактами из жизни загадочных небесных тел, опустившихся отдохнуть на Землю.

0

7

Шуршат газетные листы... Обзор лондонской прессы.

Многочисленные "пенсовые странички", начавшие наводнять улицы Лондона примерно  после полудня, изрядно разнились по  концентрации благородного безумия, содержавшегося в заголовках и преподносимых читателям новостях, но в главном  содержимое их было относительно однообразно и  сводилось к нижеописанному.
Дневные выпуски от 25 декабря, суббота, 1901 год.


Европу атакуют ходячие дома! Огромные огнедышащие колоссы были замечены уже под Дублином!

Всем давно  известно, крупные газеты вечно норовят подать нам тщательно процензуренное блюдо событий! Опреснённое, лишённое витаминов, остроты, яркости достоверности, стрихнина правды и вообще всего, что делает настоящее истинным. Пришла пора положить этому конец, и мы его кладём, леди и джентльмены! Пока осторожные папы центральных изданий топчутся вокруг да около и скармливают нам байки о метеоритах, сыплющихся на головы, мы доносим до вас страшную и невероятную правду.
Метеориты? Вздор и страусиные уловки! Пока на именитых разворотах  высокопарно рассуждали и обсуждали огромные штуки, упавшие в городах Старого Света, те просто  поднялись на ноги и пошли по улицам, сея за собой смерть и разрушения! Совсем не какие-то там куски космического камня, как их обзывали светила телескопов,  а что-то вроде огромных железных домов, поставленных на высоченные ходули, плюющиеся огнём - вот чем оказались на самом деле "загадочные посланцы Вселенной!". И по самым достоверным известиям, один или два уже держат путь к нам с вами, господа! Не дальше, как под Дублином были сделаны приведённые ниже снимки, только вдумайтесь!
У нас замечательное правительство, чудесное правительство, оно не окажется ли оно слишком чудесно, чтобы как следует позаботиться о простых и непритязательных людях вроде нас с вами? В бакалее на Уоррмит-стрит уже подчистую раскупили запасы соли и консервов (ещё бы, все знают, что в лавке на Уррмит-стрит лучшие говяжьи консервы и соль во всём Лондоне!). Не паникуйте. Ведь есть ещё лавка на Смитт-роад с самым дешёвым  лондонским кофе и сигарами! Организованно посетите и обновите товары съестных припасов, соберите детей и самое необходимое. И приготовьтесь спасать свои жизни! Ведь кто знает, как железные дома относятся к англиканству.

(К некоторым статьям прилагаются сильно размытые фотографии, на которых угадываются очертания деревьев и чего-то смутно напоминающего сильно покосившуюся  пожарную вышку не совсем обычной формы... либо просто очень сильно покосившуюся).

0

8

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №26. День, суббота 25 декабря 1901 года.

Прошедшая ночь мало напоминала Рождество. В отличии от своего предшественника,  вечера, кануна доброго таинства Рождения, действительно богато дарившего на лондонских улицах чудеса, ночь оказалась злобным подменышем, поселившим в иных душах новых демонов, а некоторые и вовсе вычеркнувшим из списка живых и здравствующих. И кто бы знал, что это лишь начало, репетиция испытаний, проверки на прочность, какой никто в мире доселе и представить-то был не в силах.
А начиналось всё, казалось бы, не так уж плохо. По крайней мере, для Большого Лондона, избалованного сэра,   более других городских областей привыкшего к стабильности и спокойствию при любых ситуациях. Пускай бы даже и чрезвычайных. Выходит на патрулирование группа констебля Джорджа Бриско, ещё не знающего, что Седрик Кипер, прошлой ночью яростно защищавший  наравне с остальными полисменами Скотленд Ярд,  некогда обрекший его носить стальной "галстук", застрелен гвардейскими патрулями в ночной стычке с подгулявшими шалопаями, напавшими на припозднившуюся девушку. Каково будет наказание за обращение восьми тяжело раненных товарищей по оружию, пока тоже неясно, а Бриско уже готов шагнуть по дороге  недобогов ещё дальше, во время совместного утреннего завтрака прознав про несчастья, преследующие семейство Александры Торн. Вот только согласится ли сама потомственная актриса на излечение такой ценой?
Вот у Кэтрин Олдридж, после акции рождественской благотворительности решившей навестить могилу супруга и попавшей в лапы некоего Кристиана Эстерхази, согласия на обретение вечной жизни, молодости и потребности в кровопийстве, увы,  никто не спрашивал. Ей их просто очень настойчиво подарили посреди рождественского застолья на славном клипере с очень подходящим названием.  Князь Эстерхази славно  наточил  зуб на давнего врага и конкурента, Калеба Дискейна, не брезгуя в стремлении наложить руку на глотку ликана  ни единой доступной ниточкой. Похоже, у семейства Эстерхази на семейство Дискейн-Тедески  вообще большие, можно сказать, корпоративные планы. Пока брат оказывает приём двум подругам, Кэтрин и Лорейн Леруа, и приглядывавшему  за ними поверенному недруга, сестра князя  устраивает судьбу сводной сестры Дискейна, вернее - свою собственную и  супруга Стеллы ТедескиГектора,  каинита приезжего, видного, успешного, и в официально заверенном тандеме "Стелла-Гектор" оказавшегося по мнению явно по недосмотру господнему.  Давние заклятые враги медленно, но верно собираются на палубе клипера. Реакция от смешения и взбалтывания обещает быть бурной.
В порту нынче вообще неспокойно. То ставят оцепление вдоль набережной и перекрывают мосты, то стреляют. то меняются власти в местном бандитском Эльдорадо, более знакомом местной недопросвещённой публике как "Лонгшор". Вот и предприимчивый управляющий лонгшорской Ареной и баржей работорговли (которого отвратительнейшего дикарского явления в великой Британии, конечно же, давным давно не существует), Алистер МакНамара, внезапно снялся с насиженного места и подался в Тибет к тиграм. Сестра норда, Исгерд, видимо, потянулась следом за братом. А куда податься подневольному лекарю, честно трудящемуся на ниве Лонгшора  не за долг, а за страх? Пропажа одного из главных отраслевых боссов теневой корпорации Доклэндса - это, знаете ли... тоже аттракцион, от которого неподготовленным или просто не склонным хочется держаться подальше. Но, возможно, непревзойдённый мастер убеждения и прочего благородного  мошенства без мокрухи, Абигейл Вудс, перехватившая Лекаря на старте побега из неродных пенатов, подаст  Лоуренсу Хуперу более выгодную, разумную идею. В любом случае, любая из идей будет заведомо разумнее попытки зародить в Лондоне традицию зимнего купания в Темзе. Вряд ли оно здесь приживётся, чуждое веяние, лондонцы прекрасно обходятся ванными, душами, на худой конец - тазами с нагретой водой. Во всяком случае, когда до них доберутся.
Мыло и горячая вода - первые ингридиенты после неудачного знакомства со слонихами и строптивыми барышнями. Или внезапными  патрулями, назойливо интересующимися документами, которые вы как раз оставили полежать  дома. Да-да, мисс Отем Грин, мисс Алеса Фостер и мистер Чарли Пирс, это как раз ваш случай. А Саманте Янг,   встретившей в постоялом дворе "Джинджер Инн" Рождество и новых знакомых, это приятное дело не только предписано пл расписанию, а просто жизненно  необходимо. Пускаться на поиски пропавших подруг, нападать на гвардейский патруль, проводить ночь в импровизированной тюремной камере - дело маятное и грязное, без мыла после такого точно не обойтись. И пусть сердце юной музыкантки найдёт в горячей воды покой и утешение. Каиниту Керну, оставшемуся держать ответ за ночное непотребство в старом здании суда на  Барли-стрит, к передрягам не привыкать, уж тем паче  к тем, что неприветливо пялятся  грязной стенкой в конце пути. Ким Скайлар,  возможно, тоже найдёт в далёкой Дании судьбу не хуже той, что уготована ей старым недобрым Лондоном. И может быть когда-нибудь повзрослевший и поумневший   Роланд Флейк даже сумеет  понять мотивы  капитана Блэкхорна. Если вообще когда-нибудь узнает, куда и почему пропала черноглазая любительница играть в догонялки. Пока же всё непонимание и отчаяние, не находя выхода, постепенно обращаются на ликанов, повстанцев, революционеров Эады  Игл и тех, кто просто оказался на пути масштабной жатвы, готовящейся прокатиться по южным улицам Лондона. Как шайка Седого и молодая Джо Джикел, не видевшая в жизни почти ничего кроме нищеты и выживания. Как Валенсия, погостив в гостеприимном доме Александры  Торн, отправившаяся проведать родных и угодившая в самый эпицентр первой локальной стычки  повстанцев и кнутов.
Убитые лошади, погибший извозчик, несколько трупов со стороны основных сборных - новый кровавый счёт открыт, леди и джентльмены. Сами небеса, потеряв терпение, чествуют  его   такими салютами, что свидетелей валит с ног и швыряет во внеурочное желание помолиться, пускай бы и  чужому богу, в которого сроду не веровал.
Пока город лишь слышал отзвук. Почувствовал отголосок далёкого удара. Пока город только насторожился, не зная, что думать и связывать ли это с масштабной карательной атакой на взбунтовавшийся южный Лондон, или со статьями, всё утро будоражащими воображение какими-то совершенно невероятными известиями.

0

9

А тем временем в Лондоне... Выдержки из "живых" игровых событий.

Затмение солнца, к сожалению, гораздо более редкостная вещь, чем затмение сердец и рассудка, то и дело, удручающе глубоко или более поверхностно, масштабно, массово или точечно, накрывающие тот или иной обитаемый участок невинно голубой  планеты. Примерно вот так,  как сейчас и происходило  под облупленным, тощим юго-западным боком столицы, в очередной раз кромсаемом  и немилосердно треплющимся  в попытке вырвать его, как кусок мяса, из рук тех, чьих прапрадедов  некогда другие прапрадеды вполне, впрочем, взаимно объявили недостойным отребьем и переводящим драгоценный воздух мусором.
Впрочем, полноценным затмением явление, довольно непродолжительно наблюдавшееся в лондонском небе, назвать было трудно. Что-то случилось. Примерно на пол-минуты изменился спектр дневного света, сам воздух внезапно потускнел, словно кто-то прикрутил ручку колоссальной керосиновой лампы, освещающей вселенную. Но даже если кто-то был  слишком увлечён собственным выживанием и уничтожением ближнего и не отметил странную  иллюминацию хотя бы краем сознания, все недостачи  полностью компенсировал  звук.
Низкий рокот. Поначалу малозаметный, но стремительно нарастающий, с каждой секундой набирающий  утробную, пронизывающую силу. Невозможно определить, откуда он исходил, сверху, со стороны города или из-под ног, но что-то в нём было неотвратимое, оглушающее, вселяющее ужас, страх, что уже почти оглушительный, звук не остановится и продолжит расти, пока не лопнут барабанные перепонки, не пойдёт  трещинами земля и не взорвутся глаза и головы. Горизонт начинал мелко подрагивать, и в тот же миг день снова стал ярче, да так, что маленькое зимнее солнце выглядеть заплутавшей луной.
Ярчайшая точка, внезапно вспыхнувшая на краю небосвода, увеличивалась на глазах, заливала снег белым слепящим светом. Через несколько секунд нечто огромное, яркое как тысяча солнц, прочертило небо наискосок, оставляя за собой длинный хвост. Судя по тающим в морозном воздухе царапинам, их было два или три, может, больше. Дикой силы удар заставил подпрыгнуть земную твердь, сделав невозможными дальнейшие вольные или невольные наблюдения.
Это было похоже на взрыв чудовищной силы. Все, кто стоял на ногах, были сметены и опрокинуты в снег. Визг взбесившихся коней и человеческие крики утонули в оглушительном рёве и грохоте. Огромный столб снега, смешанного с паром и дымом, вспух откуда-то из-за западных холмов до самых редких  облаков, расчертивших редкими белыми пёрышками чистый небосвод. Трудно было определить, насколько далеко от места прерванного побоища вспух этот огромный болезненный  гриб. Три мили, может быть, четыре или пять.
А затем всё стихло. Взметённый сотрясением почвы снег оседал и  крутился бурунчиками между оглушёнными, лежащими или поднимающимися на ноги ликанами и каинитами. Визжали и бились рядом и где-то вдалеке перепуганные кони. Вспахивали снег, волоча за собой тяжеленные орудия, обезумевшие и понёсшие артиллерийские тяжеловозы. Но пока, первые секунды, над городом и холмами, поднимающимися головами царила оглушительная тишина, решительно, надменно и привольно не признающая после только что отгремевшей звуковой вакханалии все эти крохотные, маломощные и несущественные земные  мелочи.

0

10

А тем временем в Лондоне... День 25 декабря 1901 года

Game Master написал(а):

Муравьиная суета, вспыхнувшая на пути треногого железного циклопа, вызвала у лёгкий интерес. Во всяком случае, такое впечатление сложилось бы у стороннего наблюдателя в первые минуты "контакта двух цивилизаций", великой, и ужасающе великой.
Зависнув почти над аборигенами, целыми  стайками прильнувших к укрытиям или продолжавших копошиться и выкрикивать что-то, что точно не было слышно на высоте доброй сотни футов, где разговаривал лишь ледяной ветер, облизывающий и гладящий гладкий корпус наглухо замкнутого "черепашьего  панциря", Гость сбавил ход, даже остановился. Он не двигался, не поворачивался туда-сюда, но что он наблюдает, фиксирует всё происходящее, живые и неодушевлённые механическими глазами, линзами, локаторами, чем-то, чему не было и возможно не будет  названия в анналах земной науки, скрытыми где-то на корпусе... а может быть, и в почти застенчиво покачивающихся туда-сюда щупах. Невозмутимый, как мамонт среди  пигмеев, Гость, кажется, никак не отреагировал на первые винтовочные и пулемётные выстрелы, высекшие искры из его бронированной шкуры. Лишь некий аппарат в носовой части, огромной линзой, прикрылся выскользнувшими откуда-то из обшивки щитками.
Лишь залп первой полевой пушки вывел его из задумчивости.
Нет, Гость не пошевелился, на разразился гневным мевллическим лязгом и не пустился крушить чудовищными "ногами". Просто один из участков  расстилающейся  вокруг него земли внезапно  охватило неизвестно откуда взявшееся пламя, вместе с расчётом злосчастного "Эрхарда" и ящиками боеприпасов, составленными недалеко от стрелковой позиции. С этой минуты начался отсчёт самого быстрого, разгромного и  ужаснейшего боя в истории Британии, да и всей земной истории пожалуй.
Грохот разнокалиберных выстрелов, наполнивший воздух, смешался с оглушительным рёвом и шипением  огня, в минуту, один за другим, методично поглотившего  артиллерийские расположения. От  силы успели сделать несколько выстрелов, не пристрелянных, а потому и не принёсших особенных результатов. Никто не понимал, откуда бралось пламя, оно просто охватывало участки вместе со всем и всеми, что на нём находились, убивая почти мгновенно. Те, кто оказывался в эпицентре огненных кругов, зачастую даже не успевали закричать, просто чернея и падая как подкошенные. Когда же артиллерийский полк был пущен по ветру сажей и пеплом, карающее пламя начало пятнать чёрными ведьмиными кругами стрелков, обозы, лошадей - всё, что осталось внизу и шевелилось, двигалось, исступлённо сражаясь  или пытаясь бежать, спасая свою жизнь или жизнь товарищей.
- Бейте  по сочленениям! По ногам! - передёргивая затвор, взревел совершенно белый, с безумно горящими глазами и клыкастый, сам похожий на демона со фресок, одетого в лейтенантскую форму - и тут же сгинул в вместе с доброй половиной взвода, слизнутого вместе со снегом и сухой травой со взметнувшегося искрами  склона, упал в пламени, окрашиваясь под цвет формы полностью.
Другой, пролетев кубарем по усеянной чёрными телами  и ещё дымящейся траве, с перекошенным и измазанным сажей лицом, бросив через седло первой изловленной лошади подобранного сержанта с обгоревшей по плечо рукой и половиной тела, вскочил в седло и погнал в сторону города. Через мгновение все трое, лошадь, живой и полуживой, превратились в огненный шар, настигнутый уже на спасительном гребне низины и рухнув в него уже несомненно мёртвой кометой.
Воздух стонал от оглушительной канонады стрельбы, визга пуль и лошадей, удушающего смрада  горящей травы и мяса, криков ярости и боли.
Посреди стреляющего, пылающего, ревущего ада, уже поглотившего четверть всесметающей живой силы, достаточной для того чтобы усмирить, или просто вырезать почти подчистую добрую треть  города,  успело быть замеченным, что огонь достаёт только тех, кто находится в непосредственной зоне видимости гиганта. Уцелевшие отступили за более надёжные укрытия. И тогда колосс, всё это время неподвижно стоявший, как задумавшийся поэт над горящим муравейником (лишь аппарат с линзой деловито и быстро поворачивался из стороны в сторону), очнулся и двинулся вперёд. В  ход пошло  уже не только колдовское пламя из ада, но и щупальца.
Тонкие, удивительно гибкие и мощные, телескопические, стальные змеи начали плавно выстреливать в стороны, хватая лошадей, каинитов, шутя переворачивая обозы и раскалённые пушки, Гость явно вошёл во вкус, уподобившись мальчишке. Часть жертв кольчатые  хлысты  просто рвали секущими  ударами или разбивали о землю или перевёрнутые обозы, начав разбавлять белый, которого оставалось всё меньше,  и чёрный первыми ощутимыми  мазками  красного. Кого-то тащили куда-то вверх, к корпусу... и никто не хотел представлять, что за участь ждала их там и намного ли лучше участи умерших сразу.
Ещё через пол-часа солнце нехотя наблюдало завершающий акт грандиознейшего спектакля, развернувшегося на юго-западной окраине Лондона, побледневшее, клонящееся  к горизонту  и готовое свалиться в вечерний обморок.
Снега на изрядной  опоясывающей город юго-западные территории  почти не осталось. Лишь отдельные, чудом сохранившиеся в низинах пятна. Насколько хватало глаза - пепел, иссушенная огнём земля, сотни   раскиданных человеческих и лошадиных тел, сгоревших, почти целых или разорванных как набитые красным тряпьём  игрушки. Мёртвых среди них было несравнимо больше, чем живых. И жалкие остатки грозного полчища, разрозненные и бежавшие прочь от верной смерти, пока не могли оценить всю масштабность невиданного и разгрома.
А чёрная полоса выжженной земли, чудовищные следы трёх стальных конечностей, отдалённые вспышки и грохот отчётливо выдавали маршрут Гостя, уже вступающего и начавшего знакомиться с великим и гостеприимным  городом, внося собственные коррективы в его неповторимые нравы.

0

11

А тем временем в Лондоне...
Ближе к вечеру 25 декабря 1901 года.

Александра Торн написал(ла):

Вокзал Сент-Панкрас кипел и бурлил, как наполненный по самую кромку котёл, временами выплёскивая густое содержимое через край. Вот только, вместо картошки, морковки и лука  в этом супе варились люди – очень напуганные и, в то же время страстно желающие выжить: крайне опасное сочетание.
- Держитесь крепче, мисс Лилиан, и вы, мисс Сандра, - мрачно обронила Марта, едва войдя в здание. – Ещё немного, и по головам начнут идти, тогда не приведи Господь, упасть: сомнут и не заметят.
Перекрестившись, женщина решительно ввинтилась в толпу, как бурав в доску, пробивая путь для своих мисс.
- Да смотри же ты, куда прёшь, морда деревенская!
- Сэр, извольте немедленно сойти с моей ноги!
- Где мой кошелёк? Эй-эй, ты куда? Держи вора!!   
Александра наивно думала, что хуже долгой поездки в кэбе, ползущем со скоростью черепахи из-за многочисленных заторов на дороге, ничего быть не может, но сейчас, пытаясь не отстать от Марты, поняла, что очень сильно ошибалась – худшее ждало впереди…
Когда их тройка каким-то чудом добралась до крошечного свободного пятачка на платформе, Александра прислонилась к стене и закрыла глаза, страстно желая, чтобы всё произошедшее после ухода Джорджа оказалось сном…

Несколькими часами раньше, в квартире семьи Торн.

Записка Джорджа только подтвердила то, что почувствовала сама Александра, прочтя статью в «Times» - это не газетная «утка» и не метеорит, а настоящая опасность.
Девушка подошла к соседней двери и решительно постучала. Появившийся на пороге мистер Рупер удивлённо воззрился на неё из-под очков:
- Добрый день, мисс Торн. Чем могу быть вам полезен?    
- Добрый день, мистер Рупер. Прочтите, пожалуйста, - Александра подала пожилому джентльмену записку. 
По мере чтения лицо мистера Рупера становилось всё более серьёзным.
- Благодарю, мисс Торн. Мы сейчас же начнём укладываться.    
Попрощавшись с соседом, Александра вернулась к себе и прошла в комнату, лихорадочно думая, что сказать маме. Но слова оказались не нужны – Лилиан, одетая и причёсанная, вышла из спальни с папкой в руках.
- Санни, возьми свои документы, мы уезжаем. Марта!
- Да, мисс Лилиан, - спокойно откликнулась из кухни Марта. – Вот только закончу с едой и пойду остановлю кэб.     
«Мяу!» - завершающим аккордом донеслось из стоявшей на кресле корзины с крышкой.
- Чтобы ваше сокровище не путалось под ногами, - деловито пояснила появившаяся в дверях кухарка и протянула девушке пальто:
- Одевайтесь, мисс Сандра, чем скорей мы отправимся, тем лучше.

***
- Мисс Сандра, - строгий голос Марты прервал воспоминания. – Сейчас посадка начнётся. Не отходите далеко, нам надо побыстрей мисс Лилиан пристроить. 
- Сначала девочку, - тихо запротестовала заметно побледневшая Лилиан.
- Нет, - решительно отказалась Александра, поправляя веревочную петлю, удерживающую на её плече мешок с продуктами: предусмотрительная Марта разделила весь запас на две части.  - Я подожду.
Подхватив растерявшуюся старшую мисс под руку, Марта неумолимо повлекла её к вагону, чья громоздкая железная коробка теперь стала вратами если не в землю обетованную, то в безопасность точно, и помогла подняться.
Александра осторожно пробиралась следом и была уже в двух шагах от подножки, когда по залу, как лесной пожар, пронеслось: «Это последний!» и обезумевшая толпа ринулась на приступ с яростью крестоносцев, штурмующих стены Иерусалима.   
Девушку мгновенно отбросило в сторону, закружило в людском водовороте и швырнуло на стену газетного киоска. От боли в спине на миг перехватило дыхание, но Александра сумела уцепиться за столбик с вывеской, молясь только о том, чтобы не упасть.
- Боже… - сорвалось коротким стоном с её губ.

0

12

А тем временем в Лондоне... Вечер  25 декабря 1901 года

1901 год,  вечер субботы 25 декабря.
Тревога и дурные предзнаменования, весь день накапливающиеся в воздухе и на газетных страницах, наконец получили разрядку, и самым разрушительным образом, в одночасье... хорошо - двух, трёхчасье  изменившим облик, ценности и политический строй Лондона. А номинально - и всей Британии. Пока что номинально.
Вот после полудня в газетах появляется в высшей степени необычная фотография и осторожные комментарии к ней. А через час огромный треногий механический колосс во стальной плоти в считанные минуты уничтожает отборные силы Гвардии, собравшиеся в тугой чёрный мускул для мощнейшего удара по бунтовщикам, захватившим юг города. Под юго-западной окраиной Лондона остаётся скорбное пепелище, усеянное сотнями лошадиных и человеческих  тел, разбитой артиллерийской техникой. А бывший "метеорит", поднявшийся на ноги и проявивший самый недружелюбный нрав вкупе с невиданными доселе техническими возможностями, двигается через южные боро, гоня перед собой волну паники и самых ужасных слухов. Досталось  на орехи и повстанцам, но  многие из них наверняка скажут, что игра стоила свеч: понеся минимальные против возможного потери, ликаны-южане практически беспрепятственно прорываются на Север, погрязающий в нарастающей панике. Объединившись с северными противниками новой системы, всем скопом наносят  удар по Вестминстеру, не готовому к такому повороту событий.  Полиция, не успевшая забыть  недавний штурм Скотленд Ярда, остаётся в стороне от очередной политической свары. И над сказать, у "бобби" в самом деле есть чем заняться на улицах города, хотя отдельных стычек со слишком радикально настроенными элементами наверняка не избежать.
Бладборн разрушен. Гвардия уничтожена почти подчистую, остатки её размётаны по городу и пригородам. Вестминстер взят, Временный правительственный Совет, по сути - законодательное ядро, состоящее из политических деятелей клана "избранных", уничтожен почти полностью; на вокзалах, дорогах и повстанцы отлавливают "отцов города", могших попытаться бежать из Лондона.  Воистину, колесо истории повернулось вспять и крушит то немногое и жалкое, что осталось от Братства. И по сути, Британия  снова фактически осталась без правящей верхушки. Гости, сорвавшиеся с цепи  ликаны,   паника, вспыхивающие та и здесь пожары  раскручиваются в сумасшедшую карусель, начинающую уничтожать город.  И если от Гостей ждать милостей не стоит... то успеет ли очнуться кто-то из самих горожан, прежде чем события наберут действительно  фатальную  скорость?

Отредактировано Отродье (2014-10-25 15:25:51)

0

13

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №27. Ночь с субботы 25 на воскресенье 26  декабря 1901 года.

Ночь сгущается. Тревога и дурные предзнаменования, весь день накапливавшиеся  в воздухе и на газетных страницах, наконец получили разрядку, и самым разрушительным образом, за несколько часов разительно и ужасно   изменившим облик, ценности и политический строй Лондона. А номинально - и всей Британии. Пока что номинально.
Вот после полудня в газетах появляется в высшей степени необычная фотография и осторожные комментарии к ней. А через час огромный треногий механический колосс во стальной плоти в считанные минуты уничтожает отборные силы Гвардии, собравшиеся в тугой чёрный мускул для мощнейшего удара по бунтовщикам, захватившим юг города. Размётанные, крайне немногочисленные жалкие остатки гвардии отступают, оставляя на месте самой короткой и разрушительной схватки в истории человечества пепелище, выжженное неизвестным тепловым оружием, разбитую технику, сотни человеческих и лошадиных тел... Должно быть, недосмотром свыше среди мертвецов затерялись двое живых - капитан Гвардии Осборн Блэкхорн и девушка-ликан Джо Джикел, схваченная кнутами незадолго до начала всеобщего конца. Искалеченный каинит, потерявший верную гвардию, руку, веру в прежние постулаты, составляющие основу мировоззрения рыцаря Братства и, кажется, уверенность в том, что он сам не превратился в призрака на осколках сожжённого мира, подбирает Джо и уносит в город, неукоснительно ступая по удручающим следам, оставленным Гостем. Что ж, по крайней мере, опустошать разгромленные
А бывший "метеорит", поднявшийся на ноги и проявивший самый недружелюбный нрав вкупе с невиданными доселе техническими возможностями, двигается через южные боро, гоня перед собой волну паники и самых ужасных слухов. Досталось  на орехи и повстанцам, но после  многие из них наверняка скажут, что игра стоила свеч. Понеся минимальные против возможного потери, ликаны-южане практически беспрепятственно прорываются на Север, погрязающий в нарастающей панике. Объединившись с северными противниками новой системы, повстанцы всем скопом наносят  удар по Вестминстеру, не готовому к такому повороту событий.  Жаркая стычка, подстёгнутая появившимися Гостями, завершилась победой повстанцев. Правительственная верхушка, не успевшая пуститься в бега, уничтожена поголовно. Вот только сами победители, заплатившие столь высокую цену за экскурсию в бастион неправедных законов, сами оказываются в  роли заложников Гостей, проявляющих всё большую настойчивость в попытках выковырнуть двуногих букашек наружу. Поистине, переписывать и вносить поправки в законодательство в таких условиях оборотнице Тайше Уна Ливингстон, Алесе Фостер, каиниту Керну Стоуну и их соратникам будет очень неуютно. Не вышло бы нового перекоса, в такой-то нервной обстановке.
А Скотленд Ярд, не успевший  забыть  недавний штурм, остаётся в стороне от очередной политической свары. И над сказать, у "бобби" в самом деле есть чем заняться на улицах города, хотя отдельных стычек со слишком радикально настроенными элементами наверняка не избежать. Одна из них чуть чудом не разразилась железнодорожном вокзале Сент Панкрас, куда с досадным опозданием явилось актёрское семейство  Торн, патрульная группа Джорджа Бриско и  ликаны, продолжающие рыскать  по городу в поисках выживших Братьев. Память памятью, но может ли уважать себя полицейский, спокойно наблюдающий, как те, кто недавно был втоптан в грязь, сегодня сами увлекаются  самосудом, к тому же,   над теми, чья причастность к их бедственному положению вовсе  не очевидна? Что ж, в роли чуда выступили Гости, преподавшие едва не сцепившимся полисменам и повстанцам урок мелочности их грызни перед лицом настоящих, масштабных, щедро обрушивающихся на все головы без разбора проблем. Джордж и Александра вместе с остальными пассажирами, повстанцами  и прочими оказавшимися поблизости горожанами скрываются от смерти и разрушения под землёй, на станции метро. Возможно, скоро там же найдёт приют и бард, подрабатывающий грабителем... или наоборот, грабитель, посвящающий досуг призванию барда, некто Виктор Хартли по прозвищу Кот, сын одного из ныне покойных лондонских  бандитов.
Тем временем  Роланд Флейк и Валенсия, ставшие свидетелями разгрома Гвардии и отправленные в город с чёрными вестями, успевают предупредить лишь жителей пригородного посёлка Гэмптон.  На этот раз им повезло. Всем, и жителям посёлка, и каинитам,  переждавшим появление Гостя в погребе, вместе с семьёй хозяина и всеми, кто успел напроситься в хранилище овощей и перепуганных односельчан на "посидеть вместе". Гость, воодушевлённый близостью большого города, а может быть, торопящийся на какой-то доступный  только ему призыв  из Лондона, проигнорировал жалкое селение и прошёл мимо, не заглянув на огонёк. Но на этом везение для двоих каинитов и закончилось. Едва и подозрительно поспешно распрощавшись с хозяевами дома, почти не успев удалиться  от Гэмптона, Флейк и его спутница, кажется, странного поведения хозяина погреба, а гвардейская форма сослужила дурную службу. В темноте за занесёнными снегом огородами произошла короткая и кровавая стычка с ликанами, нагрянувшими в посёлок, определившая дальнейшего путешествия  пилигримов. Небольшой самодеятельный  гвардейский караул, выставленный неподалёку от города на перехват  Братьев, отправляет находчивую девушку и жестоко порезанного Флейка в Бладборн. Великий Бладборн, едва переживший близкое падение одного из "метеоритов",  почти превратившийся в развалины, но всё ещё  обитаемый и принимающий стягивающиеся остатки своей битой армии.
Не избежал испытания огнём и знаменитое  темзинское гнездо скверны и  порока, Лонгшор. Лоуренс Хупер, перехваченный в порту на неудачной попытке побега, и его сероглазая пленительница, оборотница Абигейл, подоспели как раз к самому началу представления под названием "Кара небесная". В исполнении Гостей, вышедших к доковой зоне со стороны южного берега, он был неотразим. Скрыться от теплового оружия, в минуты превратившего складов и причалов в пожарище, в самом деле удалось очень немногим; жаль, попытку перейти реку вброд, завершившуюся сумасшедшим балетным па и падением одного из треножников, оценить было почти некому. Хотя, вероятно Лоуренсу и Абигейл, успевшие укрыться в стоящем на отшибе кирпичном здании,  и повезло рассмотреть хоть часть этого грандиозного зрелища.
А вот совсем не дружеская компания, собравшаяся на клипере князя Кристиана Эстерхази, похоже, слишком увлечена внутренними выяснением отношений. Опасно, очень опасно. Ведь огонь оснащённые Гости могут доставить и на дом, и тогда новообращённая вампиресса Кэтрин Олдридж  не успеет не то что насладиться дарованной почти вечностью, но даже оценить все плюсы и минусы новой сущности.
Хаос -  пожалуй, самое короткое и точное определение, которое  можно дать обстановке, сложившейся в Лондоне к ночи. Южная часть города значительно разрушена, средства коммуникации не действуют как на юге, так и в Большом Лондоне, который также, наравне с южными районами, уже активно "исследуется" Гостями. Слишком активно и навязчиво, для того чтобы у кого-то возникало желание пойти им навстречу, а не рвануть в другую сторону, и желательно - до того, как они появятся в поле зрения. Грех винить лондонцев во внезапно испортившей их негостеприимности. Никто не хочет наблюдать разрушение родного города, и тем более - попадать в статистику жертв незваных пришельцев, ещё не подсчитанных, но уже обещающих очередной устрашающе обильный урожай, радоваться которому будет совершенно некому. Похоронные бюро тоже закрыты и брошены спешно бежавшими  владельцами.
Кварталы и целые районы, где уже прошлись Гости, обезлюдели; кто успел бежать - бежал, кто не успел - тот погиб или забился  в подвалы, глубину крупных зданий и прочие более-менее надёжные щели.
И бегство ещё не завершено, бегство из Лондона  продолжается. Ближе к восточным окраинам, ещё не тронутым Гостями, дороги из города забиты тянущимся подальше от гибнущей столицы транспортом. А в самом городе  и пригородах начинает расцветать мародёрство и все прочие неприятные побочные эффекты, неизбежно сопутствующие всякой  анархии, неразберихе и панике.

Отредактировано Отродье (2014-11-03 19:45:21)

0

14

Вакансия от игрока

http://sa.uploads.ru/1rn9t.jpg

Имя персонажа:
Оливер Берримор Купер (или любое другое на выбор претендента на роль)
Возраст:
на усмотрение, но не меньше 30 лет.
Пол:
мужской
Раса:
любая, но если персонаж  ликан, то назначен (или восстановлен в должности) уже после переворота 25 декабря 1901 года.
Статус\профессия\положение:
до 25 декабря 1901 ода - один из офицеров Скотленд Ярда, от инспектора любого из отделов до помощника  комиссара; в последнем случае просто остаётся в своём звании, становясь фактическим и.о. главы Столичной полиции.
Характер:
пунктуален, ответственен, наблюдателен. Предан своему делу, не покинул стены Ярда накануне штурма штаб-квартиры Гвардией,  продолжил координировать действия и в обстановке хаоса, посеянного появлением Гостей и переворотом,  и практического отсутствия связи с дальними участками города.  Любит хорошее красное вино, не позволяя пр этом  своей любви идти вразрез с долгом,  и не любит панибратства, требуя от подчинённых строгого соблюдения  субординации -  не лишён некоторого тщеславия, хотя к младшему составу Скотленд Ярда относится вполне по-человечески, не держа его за расходный материал. (Пункт можно дополнять или частично менять на своё усмотрение)
Внешний вид:
на выбор игрока
Краткая история:
истории известны редкостные индивиды, умудрившиеся пройти всю лестницу от констебля до старшего офицера Столичной полиции. Но к нашему герою это не относится. Сын не титулованных, но обеспеченных, не лишённых известности в кругах Лондонских буржуа родителей, не стеснялся пользоваться благами, отпущенными судьбой. С отличием закончил Королевскую военную академию. Только трезвый взгляд на жизнь и  самолюбие закрыло дорогу в армию, где отсутствие титула заведомо поставило бы молодого офицера в приниженное положение рядом с сынками лордов. И поразмыслив немного, обратил молодой, но полный здравомыслия  взгляд в сторону организации, занимавшей относительно новое, но уже достаточно прочное место в жизни столицы. (Биографию можно изменять или дополнять ключевыми пунктами соответственно истории мира и собственному видению образа).
Цели в игре:
определять непростые взаимоотношения полиции с новыми властями, будь то благоразумное сотрудничество или попытка конфронтации, координировать действия Столичной полиции.
Отношения с вашим персонажем:
непосредственное высшее начальство.

0

15

Вакансия от игрока

http://sa.uploads.ru/ka1Nc.jpg

Имя персонажа: 
Адриан Клиффорд Смит

Возраст: 
95 лет (можно менять)

Пол:
мужской

Раса:
обращённый каинит (обращён в 36 лет)

Статус\профессия\положение:
боец Гвардии Меча и Благоденствия в звании сержанта

Характер:
суровый, но справедливый. Но суровый. Суров настолько, что младшие по званию предпочитают не заикаться при Смите вслух даже о его справедливости. Педантичен, требователен к другим почти так же, как к себе самому, но не из-за склонности к тирании, а от полного здравомыслия рассуждения: для людей их призвания строгая дисциплина, отсутствие расхлябанности, нещадная  муштра тела и духа повышает  не только успешность выполнения поставленных задач, но и элементарное выживание.  Дух братства впитал очень крепко, так что при всей внешней жёсткости чувствует ответственность за находящихся в подчинении гвардейцев, "слуга царю, отец солдатам" - самая краткая, но точная характеристика Смита. Безнадёжно паршивых овец способен отсеивать собственной рукой безо всяких раздумий - во многом  исходя из тех же соображений. Из тех, кто  не задумывается ни перед тем как дать в зубы, ни после, ибо всегда уверен в том что делает.
Братству предан, но довольно своеобразно, его мир - это в первую очередь боевые отряды клана, из которых и была сформирована гвардия. Подобно многим старым заматеревшим воякам,  Смит считает  себя частью боевых сил, не смешивая их в собственном восприятии с политическим ядром организации и воспринимая как что-то неотъемлемое, но достаточно самостоятельное, как армия при государстве.
Постулаты клана чтит, но относится к ним трезво, без слепого фанатизма, оставляя за собой право на собственное негласное мнение относительно приверженности всяческим мистицизмам, предсказаниям и  ритуалам.

Внешний вид:
рост ближе к высокому, чем к среднему (178см), короткие русые волосы, грубо скроенное лицо, крупный прямой нос, серые глаза. Телосложение внушительное, массивные плечи и шея, убедительные кулаки, небольшое количество возрастной жировой прослойки может внушить беспечным мысли о неповоротливости, но заблуждение быстро лечится зрелищем того, насколько стремительным способно  быть тренированное тело сержанта. 
Выглядит на возраст, в котором был обращён: около сорока лет.

Краткая история:
Адриан Клиффорд Смит не является урождённым каинитом и до определённого момента  не подозревал о существовании Братства и кровопотребляющих соотечественниках. Образно выражаясь, Смита можно было назвать сыном Ост-Индской компании и жестоко изнасилованной Индии, в итоге сдавшейся и подарившей одному из офицеров  английской армии вопящий комок плоти и мужского пола. Сын солдата и внук солдата, Адриан рос на бивуаках, впитывая совсем не магический дух жаркой страны и отношений, построенных на субординации, попутно получая образование от подвернувшихся частных преподавателей. Худо-бедно, но счёту, письму и прочим первостепенным премудростям образования Смит выучился по большей части именно там, на жарких ладонях  Индии. Но себя-человека потерял уже после свидания с владычицей-Англией,  под пересушенным небом Афганистана, когда  преданно вытаскивая с поля боя израненного командира действительно спас ему жизнь, но... очень неожиданным и откровенно пугающим способом. Однако, каинит повёл себя как истый джентльмен и оставил Смиту жизнь, подарив в придачу  почти бессмертие и инструкцию по его правильному использованию.
С тех пор утекло много воды. Смит успел вернуться в Англию, обзавестись семьёй, пережить жену, расстаться с которой пришлось гораздо раньше, чем смерть навсегда успокоила бедную "овдовевшую" женщину. Объяснить любимой и очень  богобоязненной супруге, отчего старость обходит его стороной, Смит так и не решился, украдкой наблюдая за тем, как растут двое нажитых детей и поддерживая семью периодическими посылками от некоего "дальнего родственника". Но настал день, когда вдова утешилась на груди нового главы семьи.
И тогда Адриан Смит женился второй раз. Новая  избранница была очень  снисходительна к странностям своих суженых и никогда не задавала праздных вопросов. Строго говоря, армия Бладборна, тогда ещё ведущая существование негласное, под грифом строгой секретности, сама выбирала себе поклонников, и качества матёрого и благоразумного солдата, тоже длительное время  находившегося под ненавязчивым, но пристальным наблюдением, были оценены по достоинству.

Цели в игре:
попытаться уберечь  остатки гвардейцев от ликанов и фанатиков вроде покойного Наставника и незабвенного братца Мартина, попытаться найти путь, альтернативный просто открытой агрессивной конфронтации, самоубийственной в условиях текущего неравенства  сил

Отношения с вашим персонажем:
командир и авторитет, собрат по выживанию

0

16

На городских улицах... Из отыгрышей.

Кайден Бронкс написал(а):

Всё-таки инспектор вызывал в нём некое чувство уважения. Хотя бы из-за видимого отсутствия страха: не наложил в штаны, не поспешил сдаваться, стрелять скоропалительно не начал. Хотя, стоит признать, что это значительно упростило бы ему задачу. Ну не было у него времени на всё это! Чертовски не хватало… петлей на шее, спертым воздухом в легких, напряженными жилами – он физически ощущал его нехватку.
Оливер беспрепятственно выплеснул в каменное лицо наболевшее, пока Кайден молча ждал. Ждал, пока скажет последнее, заключительное, неоспоримое и в то же время совершенно не обязательное…  Его могло и не быть вовсе. Разрешить можно всё прямо сейчас. Легким хрустом шейного позвонка в руке; за дверями лягут не успев понять, что происходит – Рой там; спуститься вниз, сказать …они ждут его. Да что там – многие уже решили, ему осталось только выйти, только подтвердить…Но он ждал. Пожалуй, это и была высшая степень проявления уважения со стороны Зверя: добровольно потратить драгоценные минуты на все это.
Но вот констебль, похоже, иссяк.  Теперь, когда все уже было сказано он слегка растерял запал и стал более отрешенным, спокойным (если это слово вообще можно было применять, хоть в некоторой мере, в данной ситуации)
Кайден все так же стоял лицом к лицу, внимательно смотря на собеседника, заложив руки за спину. Он не хотел пугать, делать лишние движения, говорить лишнее…тратить лишнее. Спустя мгновение он заговорил. Тихо, без угрозы, просто факты, как будто его целью было просто ввести Купера в курс дела.
- В городе вводится чрезвычайное положение, со всеми вытекающими из этого понятия последствиями. Это положение будет действовать до тех пор, пока я не посчитаю, что населению Лондона не угрожает опасность, а порядок и контроль - восстановлен.
Временно, для узнаваемости, наши люди обозначены красными нарукавными повязками. Такие же должны будут одеть и работники Скотлэнд Ярда, которые пожелают внести свой вклад в общеполезное дело. Пятьдесят людей, и числа которых я привел сегодня, остаются в Скотлэнд Ярде. Они приступят к выполнению обязанностей полицейских. Пускай это буде восстановлением равноправия – большинство из них ликаны.
Зверь приостановился, отделяя последующую часть, дабы дать возможность собеседнику сосредоточится на услышанном.
- Рой Конли назначается комиссаром полиции. Ты можешь, соответственно, занять пост помощника комиссара либо покинуть Скотлэнд Ярд и присоединится к штатским, так же, как и другие полисмены, не желающие присоединится и работать на благо общества. Естественно, оружие и полномочия вы в таком случае утратите. Я не допущу организации и существования силовой структуры внутри Фронта Народного Единства, по понятным причинам.
Еще несколько мгновений, и ещё меньше времени.
-  Если тебя всё ещё заботит моё отношение к каинитам – мы спустимся вниз и мои люди покажут свои «особенности». Поверь, не все из них при этом обрастают шерстью. Я всё сказал.

0

17

На городских улицах... Из отыгрышей.

Гордон Маккэйн написал(а):

Да, все-таки дел ожидалось куда больше, чем ожидалось на первый взгляд. Дел на официальном уровне. Когда ты повстанец-радикал, действующий против легитимной власти за право стать ею, все кажется не так-то плохо. Сейчас появился момент прямо ощутить на своей шкуре, что значит подавлять мятежи, уничтожать противодействующие группировки и устанавливать свои правила. Отчасти это было прекрасное чувство собственного превосходства над остальными - без нас вы лишь беспомощная свора. С другой стороны это связывает руки в крепкий обручальный узел с Англией. Шаг влево, шаг вправо - бездна. Уже нельзя как раньше лишать жизни не вовремя подвернувшихся протестующих. Прошли времена, когда про каждого можно сказать: у него руки по локоть в крови. Гордон внезапно осознал, что даже сейчас уже не помнит, в чью именно кровь была испачкана рубашка, насколько давнишние следы это были. Душа по-звериному тосковала по убийству. Все-таки сущность ликантропа внутри давала о себе знать даже таким, как Бойд.
Маккэйн с некоторой неохотой отвлекся от предоставленных минутах своих размышлений, глядя в окно, словно куда-то в самый эпицентр всей этой войны, кидающей свое отражение в огонь, и внимательно посмотрел на сидящего напротив Кайдена. Как всегда краток и ясен. Произнесенные им слова барон еще раз проговорил их про себя, делая сдержанный вздох.
Взять с собой ребят. Господь Милосердный, за какие грехи? Ответ напрашивался сам собой, но легче от этого не становилось, как не верти. Толпа испуганных, неотесанных оборотней, что способны создать шума больше, чем все Гости города вместе взятые? Предстоящий день обещает быть веселым. Но что же, хотя бы одно доставит удовольствие - лица каинитов, узнавших, что их ждет, не признай и не присоединись они к Лиге. Маккэйн, к слову, уже ознакомился с написанным на бумаге текстом и оказался доволен. Нет ничего лучше, чем держать вампиров на грани срыва, однако и здесь были свои недостатки.
- Не все каиниты смогут продержаться на одном гилле, - барон поднял взгляд на Бронкса, положив лист на стол, - И не все после этого, - Бойд постучал пальцем по бумаге, - Согласятся присоединиться к нам. Пойдут на принцип, как и мы когда-то, - Только мы смогли отстоять себя, а у них больше возможности не представится, - Нам нужно будет контролировать поведение каинитов, минимально, но контролировать. Разделить простое население на два лагеря - люди с оборотнями и отдельно вампиры. Выставить наших бойцов, я думаю, - Маккэйн, скрипя душой, не поскупился на комплимент, - Они смогут справиться в случае возникновения опасности, - Гордон замолчал, вновь взглянуть на город за окном, - Но что тогда делать с теми, кто согласиться? Каковы условия для них? Полное обеспечение? - лежащая на колене рука непроизвольно сжалась в кулак, непоколебимое внутреннее спокойствие на мгновение нарушилось, давая волю давней ненависти, но тут же восстановилось хозяином, - С этим что-то нужно поделать. Наши запасы крови не безграничны.

0

18

Ждёт как непосредственный вождь и  соигрок: Кайден Бронкс, а так же остальные члены Лиги и враги Лиги

http://sf.uploads.ru/yYP4M.jpg

Имя персонажа:
Бертрам Альваро Контрерас, иногда откликается и даёт по шее на прозвище Браво (обсуждаемо)

Возраст:
от 28 до 55 (обсуждаемо)

Пол:
мужской

Раса:
ликантроп (обращённый или истинный, кот или волк, на усмотрение)

Статус\профессия\положение:
рьяный трудяга Единой Лиги, один из доверенных соратников Зверя

Характер:
не давайте ему точку упора, иначе он перевернёт всё. Бертрам Контрерас именно из таких. Он вполне  искренен в своих порывах, попутное удовлетворение каких-то личных целей и блага - всего лишь побочный эффект надрывной работы и беспощадной самоотдачи, заслуженная награда, если хотите. Во всяком случае, сам считает именно так... И ведь в чём-то он несомненно прав.  И ведь тщеславен как дьявол, показать себя, заслужить репутацию перед признанным авторитетом для Бертрама  очень важно. Правда, если авторитет сменится, Контрерас не прыгнет за ним следом в пропасть, а продолжит творить вечное и доброе уже под крылом нового начальства. Возможно, даже вспомнит какие-то подозрительные поступки, замеченные за прежним боссом. Для себя, так спокойнее жить дальше.
Личность-локомотив, ставит цель и работает на неё не щадя ни себя, не других, может изрядно переусердствовать.
Как ни странно, впрочем, совсем не странно, стремясь выглядеть  джентльменом, солидным, состоявшимся, недолюбливает и презирает "чванливых ублюдков" из "бывших", особенно - имеющих наследственный титул. Членов Братства ненавидит единой массой, как врага. Высокопоставленных кинитов ненавидит смертельно.

Внешний вид:
на усмотрение игрока.

Краткая история:
"Если бы однажды твой дед , быть тебе знатным идальго и болтаться на виселице из лучшего дерева" - говаривала бабка. А бабка у Берта, как всякая представительница двуликого племени,  была долгожительницей, повидала всякого, и как родная Испания, рассевшись на половину старого света, ссорилась с Францией  и Турцией, и как заигрывала с давней ненавистницей  Англией, и как разваливалась на части, стремясь удержать корону и отдавленные соседями юбки. Последний грех под навалившимся Наполеоном Контрерасы наблюдали уже через морские просторы, ибо дед задолго до того по неким важным причинам нашёл Англию симпатичной, сильно опередив  в этом  официальные мнения, а это, знаете ли, чревато. Конечно, возможно, насчёт наследственного благородства кровей старая леди и привирала, ведь всем хочется почувствовать себя немного богопричастными. Но факт остаётся фактом: некий идальго обосновался в Ливерпуле, а затем перебрался и поближе к столице, благо, средства позволяли отхватить у одного из обедневших аристократов родовое имение.
Не снискав признания у местных надменных пэров,  с должным уважением относившихся к состоянию и деловой хватке, но так и не принявших "на равных" сына чужой империи, новоиспечённый джентльмен обратил благосклонный, а главное, прибыльный интерес на деловую сторону жизни... а так же сделал действительно благотворный вклад в научные изыскания, регулярно жертвуя лондонским обществам и отдельным поощрительные  суммы. Отдача не медлила, и все продвижения  в разработках улучшенных  сплавов и потенциально новых материалов немедленно претворялись в жизнь на сталелитейном заводе господина Контрареса.
Юность сулила молодому наследнику деда радужные перспективы. Он даже успел начать их  вкушать, получив образование и успев привыкнуть к мелким удобствам жизни привилегированного класса. Кто бы знал, что давняя  грызня двух древних кланов обратит в прах все мечты, и настанет время, когда  перспективному наследнику придётся вкалывать в ошейнике, как рабу, на том самом заводе, который должен был однажды перейти в его наследное владение. Именно там Бертрам познакомился со Зверем и по-настоящему проникся не просто бессмысленной ненавистью к разрушителям своего счастья, но и идеями, что всё можно изменить. Надо лишь как следует потрудиться.
Неудержимое рвение темпераментного, несущего в жилах взрывчатую смесь испанской и небольшой примеси британской крови, проявилось с одинаковым напором как на этапе повстанческой жизни, так и во время переворота. Не угас запал и после того, как с Братством было покончено. Прочно заняв положение одного из самых верных и деятельных соратников Зверя, Контрерас с удвоенной энергией, порой коробившей даже самих членов Лиги, взялся за насаждение новых порядков. Особенное пристрастие нашёл  в мстительной душе Бертрама вопрос недобитых Братьев, сдавшихся, захваченных в плен или всё ещё скрывающихся в укромных Лондона и пригородов. И поскольку банальное уничтожение потенциальной рабочей силы  в условиях бедственного положения города было признано невыгодным, Контрарес взял на себя ответственность по организации каторжных и прочих исправительно-трудовых учреждений в Лондоне. В частности, первому из них, в качестве первого опытного образца,   намечалось дать дорогу в жизнь на Собачьем Острове в Доклэндсе.

Цели в игре:
курировать работы бывшей клиники на Собачьем Острове и вообще активно участвовать в политической жизни Лиги.

0

19

А тем временем в Лондоне... Краткий обзор игровых событий №30. Вечер воскресенья  26  декабря 1901 года.

День пронёсся, как подтаявший снег с крыши:  где-то осторожно, ползком, с оглядкой, перебираясь от неровности к трещине и подолгу задумываясь над каждым дюймом,  где-то - с шумом и свистом, снося не успевших вспорхнуть кошек, а то и самую черепицу крыши. И вот на город начинают опускаться ранние зимние сумерки. Пока никто  не решается сделать вид, что всё приходит в норму, что всё почти как прежде, в не лучшие дни города, но всё-таки - почти,  и можно брать лестницу и идти зажигать уличные фонари для тех, кто не привык блуждать во мраке. Но всё-таки в мутной  волне паники, накрывшей столицу, появляются первые просветы.
Урегулированы, и даже без кровавых жертвоприношений, отношения новой городской власти со Скотлэнд Ярдом. Весть об этом успела добраться даже до отдалённой станции метро, где укрылись от Гостей  посетители вокзала Сент Панкрас и жители окружающих кварталов. Форму  Джорджа Бриско и остальных полисменов, охранявших покой спасшихся, дополнила небольшая, но броская деталь, красная повязка, идентичная тем что украшают рукава дружинников Фронта. И вот констебли  отправляются по первому патрульному маршруту перекроенного мира, оставляя актрису  Александру Торн приглядывать за малолетними обитателями убежища и ждать вестей о своём родном театре.
Наведён относительный порядок  в сети подземных станций и прочих относительно безопасных укрытиях. По крайней мере, в некоторых из них, туда, куда успели добраться дружины Красный Повязок.  Решается и вопрос о смерти и милосердии в Британском музее, подвергшемся попытке ограбления и превратившемся в ловушку для неосмотрительных налётчиков. Как всегда, всё портят учёные мужи. Да-да, те самые, которые наблюдали с крыши за Гостями и попали в лапы загнанных на крышу преступников, пообещавших поскидывать вниз всё лишнее при попытки нарушить их уединение. Бойл Арлингтон*, командорро подоспевшей дружины, и Керн Стоун не , но владелец чайного дома Ши Сунлинь уверен, что проблему можно разрешить без кровопролития. И оборотница Алеса Фостер, добрая девушка, не успевшая огрубеть в горниле вечных междоусобиц,  наверняка разделяет его точку зрения. Что ж, удачи им всем.
А кто-то умудрился вспомнить за общей кровавой круговертью даже о прекрасном. Пускай этот кто-то и всего лишь бывший налётчик, не терявший времени даром  во время первого переворота и избавивший особняки знатных ликанов не только от хозяев, но и от многих фамильных ценностей.  А теперь, когда господин случай навсегда вписал имя Шона Найкида в списки публично казнённых жертв прогресса, решивший вкусить легальной жизни и понять, чего же такого хорошего находит в ней подавляющее большинство земляков. По зрелом размышлении Шон, то есть, ныне - Николас Ретт, пришёл к выводу что в таких нервных условиях вкушать лучше в ногу с новыми властями и веяниями, и отправился искать своё место поближе к Лиге.
Сумел ли подготовиться к реваншу  Бладборн, или хотя бы убедить себя в том, что более-менее готов встретиться лицом к лицу с бойцами Лиги во втором матче; так или иначе, гонца от Зверя Бронкса он уже дождался. Джо Джикел, имевшая на Тауэрском Холме у расстрельного столба короткий, но невыносимо убедительный разговор с Бронксом, отправляется в развалины замка  вражеского клана с письмом от самого лидера Фронта. Теперь сержанту Смиту* предстоит подумать над перспективами, вписанными в строки и между строками полученного ультиматума,  и выбрать  ответный ход. И дай бог, чтобы истина о нелёгкой судьбе гонцов с дурными новостями оказалась лишь старым мифом. Впрочем, на случай острого приступа дурного настроения кнутов у Джо припрятан в рукаве козырь: капитан Блэкхорн, оставшийся в руках Зверя и как залог хорошего поведения своих Братьев в том числе.
Что ж, будем надеяться, что подземные блуждания Валенсии и Роланда, отправленных Смитом в компании ещё одного гвардейца проверять состояние подземных катакомб замка, не обернутся страшным, познавательным, но бессмысленным походом. И вести о том, что подземный путь из замка всё ещё открыт, сыграют в этой истории свою положительную роль. Как и странный бродяга, некогда сбежавший из лабораторий бладборнского Профессора и встреченный блуждающими по подземельям троицей.
И всё же, возможно, для очередного раунда Красным Повязкам  стоило выбрать совсем  другую команду, не менее  горячо жаждущую выровнять счёт. Подобрав на поле первой  разгромной встречи с Гостем то, до чего дотянулись руки и уничтожив то, что унести с собой  их уже не хватило, вожак банды кнутов, Мартин Флейк,  затесался   в Лондон, разведывая обстановку в городе и попутно сея посильные разрушения. Пока фатальные разрушения претерпели лишь пара встречных ликанов, а сам волк в гражданской шкуре оказывается в больнце Милосердия и  зоне доброжелательного внимания  двух молодых врачей-интернов,  Эвана Куинси и Юстаса Куинси. Ирония, но братья являются ни кем иным, как старыми знакомыми Кайдна Бронкса, по привычке считая его чуть ли не своим дядей. Поистине, обе стороны подобны запертым сундукам с весьма интересными друг для друга секретами. Вопрос лишь в том, кто первый кого раскусит и как распорядится полученной информацией.

0

20

Из - за нарушений Правила раздела п.2, а именно:

о р а н ж е в а я написал(а):

2. Перед тем, как создать здесь свою тему, вы должны установить у себя на форуме наш баннер в подфоруме рекламы

тема снесена в архив до устранения нарушения. пишите в лс=)
http://savepic.net/2020383.gif

0


Вы здесь » БONAP ART » ДРУГИЕ РОЛЕВЫЕ » Отродье Каина: воздаяние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно