У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Важное:

Лучший форум месяца - март. набор

Золотой форум - подать заявку

Seventh day - конкурс месяца

Новый дизайн - оставить отзыв

Набор модераторов - подать заявку

Выкуп баннерных мест - подробнее



                

Навигация:

Правила Бона

Выставление ранга

Гостевая книга

Лицо почёта дня

Пиар от BONUP ART

Лучшие работы дня


Plymouth: Evil Is Rising.


БONAP ART

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БONAP ART » АРХИВ ОБУЧЕНИЯ » no more dreaming


no more dreaming

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

I took a knife and cut out her eye
I took it home and watched it wither and die
Well, she's lucky
that I didn't slip her a smile
That's why she sleeps with one eye open
That's the price she'll pay

http://uploads.ru/i/t/x/R/txR8H.png

Итак, приветствую вас в своей теме. Чтобы избежать недоразумений, скажу сразу, что учу только написанию постов и отдельных частей анкет(биографий, характеров). Следовательно, с обучением написанию акций, квестов и  описаний внешности мимо)
Обучаю всему, что умею сама. Люди с шикарными постами и заниженной самооценкой(часто встречающееся явление) - мимо. Играю я не больше двух лет, поэтому, скорее всего, возьму новичков.

ПРИМЕРЫ РАБОТ:

примеры

анкета:

био

V. БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ.

Расскажи мне о своей катастрофе.
Я приду среди ночи, если так будет нужно.
Не знаю, найду ли подходящие строки,
Но обещаю, что буду внимательно слушать.

Свет. Робкий, едва пробивающийся, но слепящий. Что-то есть в нем такое родное и знакомое, но я не могу этого вспомнить. Что-то завораживающее, что заставляет меня не отрываясь смотреть на него. А быть может, я и не хочу смотреть на него, быть может мне как всегда не оставили вариантов. Быть может, у меня просто переломаны все кости и я просто не могу повернуть головы. Это не страшно, если свет вселяет хоть какие-то надежды или утешает в безвыходном положении. Но если это не так, то просто делает меня уязвимой. Открытой для всех вокруг и слабой, пока я сплю.
На самом деле, я не знаю, чего хочу сейчас, просыпаясь в холодном поту на собственной кровати. Я просто вскакиваю и тяжело дышу, разгоняя остатки сна. Вы, наверняка думаете, что за мной гнались какие-нибудь выдуманные моим больным воображением чудовища, что не дают мне покоя. Но мой сон был не об этом. А жаль. Мой сон был о том, как погибали дорогие мне люди, а я просто стояла с застрявшим в горле комком, билась кулаками в стекло, разделявшее нас, и беззвучно шевелила губами. Не знаю, как для вас, но самое страшное для меня – это чувствовать себя слабой и беспомощной. Зависимой.
Мне, несомненно, дорога память тех, кого я потеряла, но она дается мне слишком тяжело, как я успела осознать. И ещё тяжелее держать это все в себе. Упиваться собственной болью и захлебываться слезами. Но я ведь сильная?
На самом деле, я никогда не умела писать красочные истории, а уж тем более рассказывать их с тем артистичным энтузиазмом, как моя мать. Даже Лулу говорила мне, что я плохо рассказываю сказки и от них ей хочется спать(как видите, её честности можно было только поучиться). История о собственной жизни – другое. Здесь не переврешь и не сможешь что-то отредактировать. Можно просто радоваться чему-то. А из-за чего-то убиваться всю жизнь. И нужно просто иметь силу принять это.
Я родилась весной, в месте под названием Дистрикт 12 – уверяю, вам потребуется немало времени, чтобы найти более убогое пристанище. Времена года здесь относительны – круглый год все вокруг серое от угольной пыли, которая развевается по воздуху. Моим самым ярким воспоминанием из детства является разве что въевшийся во все вокруг устойчивый запах горящего угля. Моя семья жила в Шлаке, хоть и не была настолько бедна, как большая часть населения этого района, но и позволить себе новый дом в более престижном месте мы не могли. Моя мать работала учителем истории в старшей школе, а отец был шахтером. Впрочем, у меня была ещё тетя Лира, которая всегда оставалась посидеть со мной, пока я была маленькая, и то и дело норовила подготовить меня к неоправданным жестокостям этого мира. Впрочем, после таких бесед со мной, мой отец устраивал подобные разговоры с ней, которые я обычно не преминула моментом послушать.
Когда же мне было пять, в семье появилась Луизиана, Лулу – как называла я её. Вы знаете, это обычно называют любовью с первого взгляда. Мне нужно было просто увидеть её пухленькое тело, белокурые волосы и понимающий взгляд синих глаз, чтобы понять. Что я буду любить и оберегать её всю свою жизнь. И все было действительно так -  когда её ругали за что-то, я всегда заступалась и забирала вину на себя. Когда она плакала, я плакала вместе с ней. Когда ей было больно, я могла поклясться, что мне становилось также больно, как и ей. Все окружающие замечали, что мы похожи как две капли воды, хотя лично я этого не видела – но, впрочем, и не отрицала.
Знаете, когда каждый день похож на предыдущий, то кажется, что время ускоряет темп и начинает бежать куда-то со скоростью света, будто бы пытается опоздать. На самом же деле. Дело просто в том, что этот жестокий мир слишком рано заставил нас повзрослеть. До того, как мне исполнилось десять, я слышала о Голодных Играх только случайные реплики родителей, которые опускали эту тему в нашем с сестрой присутствии, да на уроках истории, хотя учительница также не углублялась в эту тему. Но в один год я наверстала сполна. Мне довелось понять, что лицезреть Игры хуже, чем иметь кровь на собственных руках, больнее и страшнее. Что хоть это все и происходит через экран телевизора, это имеет влияние на всех нас, неважно насколько оно сильное.
А время все бежало и бежало, мчалось, словно чувствовало, что опаздывает и пыталось догнать кого-то. Пришло время моей первой Жатвы. Потом и второй. И следующей. Года проходили в смутном тумане и страхе. В ужасе от того, как страшно наблюдать за смертями едва знакомых, но все же земляков. Бывало, и проходили далеко. А бывало, что и от них отворачивалась удача. Но страшнее казалось мне то, что однажды удача может отвернуться и от меня, ведь она так непостоянна. И вот моя последняя Жатва настала. Сердце бешено колотилось, готовое выпрыгнуть из груди. Я так и слышала в голове голос ведущий, который вещал бы имя «Рэй Вивальди». Но ничего не случилось. Когда через всю площадь прозвучало другое имя, я даже не знала, радоваться мне или плакать. Трибутом стала одна из моих лучших подруг с детства. Я видела, как она с затравленным взглядом поднималась на сцену и пожимала руку сопровождающей. Я помню те Игры, когда сильная и упертая, она не дожила даже до конца первого дня, убитая прямо у Рога Изобилия. И только через смерть друга я осознала, насколько все вокруг беспощадно и слепо.
Окончив школу, я устроилась на весьма перспективную работу курьера. Платили не больно-то много, но учитывая то, что в нашей семье работали все за исключением Лулу, от голода мы не умирали, а время от времени решались даже на некоторую роскошь.
Но знаете, так всегда бывает. Когда считаешь себя любимчиком фортуны, она из кожи вон вылезет, чтобы доказать обратное. И даже если ты был непобедим всю жизнь, то что-то быстрое и мимолетное вмиг сломает тебя. Тот год был не первым годом Жатвы для Лулу – ей было 14. Когда со сцены послышался восклик  ведущей « Луизиана Вивальди», я почувствовала, как внутри меня мир начал рушиться. Я будто чувствовала, как кто-то методично наносит мне удары ножом изнутри и будто бы ломает стержень внутри меня, пока я стою и смотрю на сцену невидящими глазами. Прижимаю к себе Лулу и вцепляюсь в неё до боли, пока кто-то не отрывает её от меня. Я кричу, брыкаюсь, хочу даже выкрикнуть о том, что желаю быть добровольцем, но не могу. Вместо этого крик застрявает комком у меня в горле, я рвусь вперед, к сцене, где моя сестра, такая беззащитная и ранимая. Несколько рук удерживают меня, но я вырываюсь что есть мочи и непристойно кричу, пока не получаю плеткой по лицу и боль не заставляет меня забыться.
Прощание вышло скомканным и «мокрым». Были только слезы, никаких советов или пожеланий. Все мы знали, что она не вернется, какой бы сильной не была. Я смотрела Игры, не пропуская ни одной детали, а когда была на работе, меня одолевало чувство страха за то, что я могу не увидеть того, как моей сестры не станет в живых. Я возвращалась домой и с разбегу смотрела сводку смертей. Нет. Она жива. Пока ещё жива. Но в один день и это неожиданное везение прошло для неё. Я вернулась домой как раз в тот момент, когда показывали сводку основных событий. Лулу ранена, и довольно серьезно. С одного взгляда на рану было ясно. Что до финала она не доживет, ели какое-нибудь капитолийское чудо не убьет всех остальных трибутов прежде. Моя истерика была тихой, как у тех, кто уже сошел с ума, но не пожелал этого признать. Будто бы все слезы высохли, а слова перестали вертеться на языке.
На следующий день Лулу умерла, добитая трибутом из четвертого. И тогда чувства действительно нахлынули на меня . Я вспомнила наше детство – как мне было плохо, когда было плохо ей. Мне на секунду показалось, что раз она мертва, то и мне уже не жить. Но лишь на секунду. В моей голове будто предстала внезапно повзрослевшая Лу и серьезно говорила: « Не глупи, Рэй. Живи ради меня. Ради того, чтобы моя смерть не была впустую».
Люди вроде меня говорят, что им нечего терять ,и что их судьба уже предрешена. Остается только прожить свою жизнь правильно. Так, чтобы тебя запомнили, несмотря на весь риск и неоднозначность действий. Я не могла сказать, что мне нечего было терять. У меня была семья, работа, дом. Любви не было. Было чувство неудовлетворенности, вроде жажды мести.
Знаете, когда желаешь чего-то, то ищешь любые возможные и невозможные способы достичь этого. Можно падать, разбивая колени в кровь, но вставать и двигаться дальше. Можно умирать за то, чего ты желаешь, если тебе нечего терять. И этим желанием для меня было отомстить Капитолию, всем самодовольным пижонам, что гадают, кто из трибутов умрет первым.
И все было так: со всего про крупинке, с миру по нитке, я слушала все и пыталась уловить хоть какие-то сведения о мятежниках. Я впитывала все как губка, и незнание ещё больше запалило меня. Я не знаю, что увидел в моих глазах местный доктор Ноа, ненависть или жгучее желание отомстить, возможно упорство и рискованность, или, быть может, услышал что-то в моем презрительном тоне. На самом деле, я не представляю. Что заставило его посвятить меня в мятежники. Но этому человеку я до конца жизни буду благодарна за исполнение своих самых сокровенных желаний.
Прошли годы и месяцы, время все ещё пыталось обогнать наивысшую скорость в мире, а я все больше понимала, как хочу мести. Каждая новая небольшая победа ещё больше разжигала во мне желание и страсть отомстить Капитолию. Полагаю, девушки моих лет обычно мечтают выйти замуж, влюбиться, стать богаче, но не я. Не та, чья мечта ставится выше корыстного смысла жизни.
Работу курьера я не бросила, а, наоборот, она стала для мятежников весьма полезной. Тихо и аккуратно, без шума случайно обронить листок возле указанного места и не обратить внимания на него. Занести конверт определенному человеку. Получить ответный сигнал. Здесь все играют двойные роли. И даже те, кто против нас, могут внезапно стать двойными агентами.
Парня звали Эван, он был миротворцем из нашего дистрикта, ему было около тридцати, и не будь он на чужой стороне, я бы сочла его симпатичным. Хотя, впрочем, даже его принадлежность не помешала мне этого сделать, как и ему, кстати, тоже. В конце концов, я иногда даже пользовалась этой симпатией с его стороны – он упускал важные детали, которые я могла делать у него под носом. Мы никогда не разговаривали и вообще не общались, но при встрече наши взгляды говорили все за себя. Мне часто говорили, что я красива и могу удачно выйти замуж в будущем, но обычно я отмахивалась это этого. Никогда не задумываясь. Мне всегда нравилось смотреть на него с вызовом и некоторой искрой в глазах. Возможно, я многое упускала в юности. Никогда не была влюблена, у меня никогда не было парня, никто не уделял мне внимания. Я совершенно не знала, что нужно говорить и как вести себя. Я слышала, как миротворцы между собой называли эти переглядывания интрижкой. Я только двусмысленно улыбалась на этот счет, но так и ничего не говорила, просто продолжала выполнять свою работу.
Вы знаете, работа курьера тоже бывает самой разнообразной. От передачи конверта с документами до устного поручения, которое надо повторять про себя всю дорогу, чтобы сказать слово в слово. Это был первый раз, когда я разговаривала  с Эваном. И первый, когда я настолько смущалась, смотря в его глаза и чувствуя, как он изучает меня. Даже тот текст, по-моему, имел дл него малое значение. Эван пригласил меня в дом, но хоть я и отказалась, взял за руку и предложил выпить чаю. Что-то внутри меня шептало: не ходи туда, не ходи. Побойся того, к чему приведет эта связь, ты же мятежник, а он миротворец.

И теперь мне точно известно:
насколько всё это всерьез
потому, что молчанье –
ведь, это тоже ответ
на мой нелепый вопрос:
Кто мы?..
Незнакомцы из разных миров…

Все это было похоже на игру. Эти чувства, что с каждым днем все больше пугали меня. Эти взгляды, что не могли оставить меня равнодушной. Мерный стук в окно по ночам, взывающий меня спуститься и насладиться ночной свежестью. Меня пугало то, что стало сложно скрываться от него и обманывать. А ещё то, что я была не верна своим убеждениям, встречаясь с миротворцем, пусть родом из 2 Дистрикта.  Я все чаще чувствовала на себе го взгляды и иногда не знала, куда мне от них спрятаться. Выполнять секретные задания стало сложнее. И вот однажды стало невозможно. Мой идеально продуманный план оказался сорван благодаря ему. И уж теперь-то он знал, с кем имеет дело. С мятежницей, что, скорее всего, дурила его все это время. Но мог ли ты знать, Эван, что я по-настоящему любила тебя? Любил ли ты меня в ответ? И предашь ты свою любовь ради гражданского долга? Время покажет. Но твои взгляды для меня слишком тяжелы, пока ты молчишь. Я боюсь того, кого люблю. Боюсь разочароваться в своей вере в того, чью позицию люто ненавижу. И я все больше путаюсь в своей паутине, пока ты молчишь. Я каждый раз жду удара в спину.

характер

Должна я сказать, я – 32 шипа,
Шипы-поступки, шипы-слова.
Попробуй понять: остаться или убегать,
Спасаться или продолжать.
Я – 32 борьбы, драться лучше, чем хныкать и ныть,
Побеждённых легче простить.
Издержки судьбы укрепили пинки и обиды,
Систему личной защиты.

Рэй одна из тех, кого бывает трудно описать одним словом. Ей не нужно долго общаться с человеком, чтобы составить о нем впечатление. Она не бывает нейтральна к человеку: либо она его уважает, либо ненавидит. Вивальди и сама понимает, что это крайности, но менять в своей жизни ничего не собирается. Если она ошиблась в человеке, значит у него есть шанс доказать обратное. Но самой Рэй на это глубоко наплевать.
Ей вовсе не обязательно знать о человеке совершенно все, чтобы поддерживать с ним отношения. Она не полезет в самые затаенные уголки вашей души, ей достаточно обычного общения без всякой предыстории. Разговаривая с человеком вовсе не обязательно будет его слушать – достаточно хотя бы подбирать нейтральные ответы на все и думать под чье-то размеренное щебетание.
Очень вспыльчива. Ни за что не позволит человеку, задевшему её чувства, остаться безнаказанным.
Умеет быстро принимать важные решения. Она не из тех, что думают по полчаса, и уже сделав что-то, начинают говорить «а если бы». Верит не в судьбу, а в свои собственные силы. Ведь нет ничего ей неподвластного. Если она приняла решение, то не сделает ни шагу назад. Считает, что даже если идешь по ножам, нужно идти с высоко поднятой головой.
Ненавидит, да и не умеет ждать. Если Вивальди что-то нужно – то здесь и теперь, и никаких возражений. Зачастую резка и груба, говорит все, что думает. Ей не нужно много времени, чтобы составить впечатление о человеке, пусть даже она может в нем ошибиться. Всегда дает выход своим эмоциям, будь то положительные или негативные. Часто Рэй кричит на людей или начинает истерить без особой причины.
В этом мире слишком дорого стоит говорить все, что вздумается, но Рэй этого не боится. Она считает, что терять ей уже нечего, а в крайнем случае, все будет замято невинным взмахом её ресниц.
Но больше всего она боится. Больших зеркал, закрытых дверей. Иногда она может сидеть и просто смотреть в одну точку, не замечая ничего вокруг себя. Ночами она мучается кошмарами о том, как раз за разом не может спасти подругу и сестру. Иногда воспоминания причиняют ей настолько сильную боль, что она начинает швырять вещи и калечить саму себя, пусть и не сильно.
Не любит быть в долгах у кого-либо. Она, скорее, просто не станет их заводить и как-нибудь обойдется сама. Ненавидит, когда взамен требуют  что-то непосильное для неё.
Интересы:
В детстве любила наблюдать за тем, как рисует её тетя: за ровными, отчетливыми движениями рук, за проясняющимися на холсте линиями, которые позже приобретают понятные очертания и необыкновенный шарм. Лира даже учила рисовать её, пока терпение её не лопнуло от того, что Рэй ни капли не старалась.
Хобби:
Любит вырезать фигурки из дерева, иногда даже продает их на рынке, они пользуются довольно неплохим спросом – дешевый, но приятный подарок для близких.
Любит слушать, как поют другие, хотя сама тоже имеет хороший слух, но петь при других не решается. Во время рейсов на работе насвистывает мелодии, чтобы дорога была веселее.
Фобии:
Ненавидит зеркала. Если могла бы, разбила их все, но лишь примета о том, что семь лет полоса неудач будет преследовать её, не дает Рэй такой возможности. Так было не всегда. Вероятно, после смерти сестры, Рэй стало больно смотреть на свое отражение и видеть почти точную копию своей сестры, но более взрослую и жестокую. И ей не хочется осквернять память своей сестры.

посты:

пост

Тяжело жить в мире, придуманном кем-то другим свыше. Нелегко было и для Рэй подчиняться правилам, которые все также рисует кто-то сверху. По своей натуре она не могла постоянно придерживаться одного мнения или выполнять рутинную работу долгое время, вскоре ей все надокучивало и она начинала творить глупости, за которые, зачастую, дорого платила. Впрочем, некоторые правила Вивальди не признавала вовсе. Она была из той группы людей, для которых правила созданы только потому, что их в скором времени нужно будет нарушить. И здесь Рэй считала, что незачем медлить.
Её вполне устраивала сейчас её жизнь. Была семья, уже не в таком полном составе. Были друзья, хотя и времени на общение с ними было не так-то и много. Была перспективная работа, которая обеспечивала ей не только деньги на жизнь, но и терпимое времяпровождение. Был лагерь мятежников, в который входила Рэй. Было то, чему она хотела служить, даже ценой своей жизни.
А ещё было чувство. Странное, непонятное. Колющее где-то с левой стороны, у сердца. Оно напоминало о себе в моменты, когда она общалась с другими парнями, но думала все равно об одном единственном. Думала о том, любовь к которому была бы ошибочна изначально хотя бы потому, что он мировторец. Помнится, миротворцы - одни из её врагов, которые никак не должны быть в её кругах общения. но Рэй, как всегда , делает все наоборот. Да и как тут не сделать, когда даже не осознаешь, что влюблена по уши?
О нем Вивальди знала, что его зовут Эван и приехал он из второго Дистрикта, как и большинство других миротворцев. Знала, что живет он один, сам по себе общительный и даже временами веселый. А ещё не могла не отметить, что до боли сильный и красивый.
Рэй постоянно чувствовала на себе его взгляды, слышала шепот других миротворцев, мол он запал на молоденькую курьершу, но сама только смеялась. Рэй не могла подтвердить, что чувствую то же самое. Ей определенно и совершенно точно не нравился Андервуд. Он ведь был миротворцем и отрезало для неё все пути соприкосновения. Впрочем, она также и не могла понять, почему так дико злится когда, он разговаривает с другими девушками. И почему же флирт с другими парнями в присутствии Эвана и его нескрытой злобы доставляет ей такое удовольствие. нет, Рэй, конечно же, никак не могла признаться в том, что  ревнует, ведь это означало признаться и в том, что она любит парня. И, скорее всего, она просто запуталась.
Эта её работа и принадлежность к мятежникам делали эту игру слишком тонкой и опасной, как хождение по тонкому льду. Пришлось бы играть каждый день, одевая новые маски. А быть игроком сложно - одна ошибка может стоить тебе жизни.Возможно, это и останавливало Рэй от того, чтобы предпринять хоть что-нибудь. Они так и кружились на одном месте - смотрели друг на друга, перебрасывались фразочками, ревновали друг друга и следили, и даже до настоящего момента это не прекратилось.
Сегодня была пятница и Рэй оставалось отнести только одно сообщение перед концом рабочего дня. Наверное, никогда она ещё так не волновалась, потому что на этот раз сообщение было адресовано Эвану. К тому же, идти надо было к нему домой. Впрочем, Рэй представила, что это самый обычный заказ, в котором нужно просто хорошо выучить свои слова и сыграть роль, ничего больше.
Рэй уже подходила к небольшому дому миротворца, сердце её бешенно стучало.
Боже, что я творю. Будь что будет, к черту это все.
Вивальди громко постучала в дверь и Эван отворил буквально спустя секунду, будто бы ждал её с нетерпением/
Рэй, не замедляясь, выпалила свое сообщение для него без единой эмоции и запинки и собралась уже уходить, чтобы не выдать свое волнение, от которого сердце готово было выскочить из груди.
Но нет, ей мечтам не суждено было сбыться. Андервуд не собирался её отпускать и держал её за руку, словно щенка на поводке.
- Это ты мне так вежливо предлагаешь остаться на чай? - со злостью вырвала руку Вивальди.
Впрочем, она уже немного осмелела и начала вести себя, как обычно. И, впрочем, против чая она ничего не имела, если на её голову не посыплется миллион вопросов. Вот правда. только какое-то шестое чувство подсказывало, что нет, обязательно посыплются. И не миллионы, а миллиарды.

пост, кросспол

Каждый когда-нибудь задумывается о своем смысле жизни. Каждый ищет его в разных вещах, каждый ошибается. Кто-то сдается и теряется, но есть и те, кто продолжает бороться и идти на призрачный свет. Кто-то называет этот свет судьбой, кто-то - будущим, но на самом деле этим светом является вера. Вера в себя и в свои действия, вера в правильность своего выбора.
Все мы верим в то, что сможем изменить мир к лучшему. Все мы ждем чего-то от окружающих, но не думаем о том, что они потребуют взамен. а действительно ли она так важна, эта вера? Не проще было бы жить без неё, выключив все чувства и одев маски? Этот мир был бы похож на огромный кукольный театр с миллионами актеров.
Актером быть не просто - каждый день примерять разные маски, пряча свое истинное лицо глубоко внутри. Почему-то, сразу вспоминается странная опера о призраке оперы, что всю жизнь прятался и хотел скрыть от всех и свою возлюбленную. Вероятно, такие же чувства сейчас одолевали и Итана. Так хотелось защитить Скай ото всех, спрятать в надежном месте эту беззащитную хрупкую девушку, потерю которой он бы просто не смог пережить. На долю Вагнера выпадало уже много несчастий, но одно единственное могло переполнить чашу его страданий, и он бы не смог этого остановить. Он не хотел стать таким же, как его мать. Забитым, отчужденным, сумасшедшим. Он никогда не мог понять то, как она живет прошлым, в то время как он сам давно перешагнул через него. Но сейчас он просто смотрел на свою невесту и пытался понять о чем она думает. Казалось бы, они всегда понимали друг друга с полуслова. Они - такие разные, но родные друг для друга, словно были знакомы целую вечность. Так что же случилось сейчас, здесь? Почему же Скай закрылась от него?
Сейчас в его голове всплывали разные варианты. К слову, опять вспоминалась многострадальная опера с печальным концом. Вагнер боялся это признавать, но это был самый худший и непредсказуемый вариант развития событий. Тот, которого он боялся больше всего. Тот момент, когда героиня сбегает с другим, а главный актер срывается и грозится уничтожить все вокруг. И Вагнер понимал, что произойди оно так, он поступит именно по этому принципу, ведь не в его привычке сдерживать себя.
Но актером быть тяжело, и особенно в этом совершенно мире, Вагнер это понимал. Он представлял, как, наверное, тяжело сейчас Скай и как она нуждается в его поддержке. Но он здесь, с ней, почему же никому из них не становится легче? В конце концов, это свадьба, а не прощальная церемония.
Инверс дрожала, словно бы кленовый лист, а Вагнер обнимал её, успокаивая. В начале их знакомства эта девушка пугала его тем, что рядом с ней он начинает вести себя не как обычно, и нарочно обходился с ней жестко, чтобы опровергнуть все эти чувства. Это причиняло боль им обоим, но актеру положено играть свою роль до конца, ведь единственная уважительная причина - смерть. Ты играешь, пока живешь и живешь, пока играешь. От этого нет спасения. Да и нужно ли оно вообще? Вагнер никогда не был так счастлив, как со Скай, даже с их вечными ссорами и перепалками. И все, чего он боялся, это то, что она могла довести себя сама своими собственными сомнениями.
- Оглянись вокруг, Скай. - парень нарочно назвал её по имени. - Мы в Капитолии. Мы не в дистриктах. У нас есть шанс прожить нормальную жизнь. Наши дети не будут рисковать жизнями для чьей-то потехи. Нам посчастливилось родиться по ту сторону этой жестокости. и Ты не должна чувствовать себя виноватой за это, слышишь? - Вагнер повернул девушку лицом к себе.
- А теперь повтори. С чувством, тактом и расстановкой. А главное, поверь в это.  - Итан посмотрел в глаза возлюбленной и с улыбкой выслушал её ответ.
- Все будет хорошо. Просто не волнуйся и не делай глупостей. Ты ведь не станешь их делать?
В сердце больно кольнуло, когда парень вновь восстановил в голове конец оперы. Уже пора было забыть эту давнюю сказку, но Итан не мог, ведь остросюжетная история слишком напоминала ему его собственную жизнь. Ему оставалось только надеяться, что он действительно не герой этой истории, и что его невеста не сбежит с другим, оставив его умирать в одиночестве. И она ведь этого не сделает, потому что Вагнер ей действительно верит. Иначе, без веры, какой будет для него смысл жизни?

пост

Мне не нравится, когда меня ставят перед выбором. Я боюсь совершить ошибку, забыть, что правильно, а что нет. Боюсь изменить все вокруг одним единственным словом. Мне не нравится выбирать из двух вариантов правильный, не зная ответа на самом деле. Меня всегда учили, что в таких случаях нельзя полагаться на логику и интуицию – они соврут и запутают. Нужно просто лететь на свет, пусть даже на тусклый или флуоресцентный. Лететь, не думая о правде или лжи, забыв о проблемах и обязанности. Главное, чтобы крылья не запутались в сетях, а свет вдруг не померк.
Но бывает так, что света нет и вовсе. Маленький огонек зажегся и погас в темноте, подарив ложную надежду. И тогда нужно лететь в темноту – будто бы есть другие варианты. Мне не нравится, когда мне просто не дают выбора. Пусть даже они могут иметь на это законное право, но это бесчеловечно. Правила? Они созданы для того, чтобы пылиться в кабинете главного врача под стопкой других книг. Им не следует никто, и даже сами их создатели. Стоит ли говорить о справедливости?
Крики раздавались откуда-то изнутри, и это пугало. Я не могла оставаться на входе в западное крыло вечно, так же как и вернуться назад – там непременно ждал кто-то из преследователей. И выбора не оставалось – только вперед.
Это было для меня непривычно – моей обычной позицией было отступить, встать в тени и наблюдать, возможно совершить контрольный выстрел и сбежать. Но идти навстречу неприятностям? Это была скорее черта Люка и матери. Но что мне мать? Та, что забыла про меня на следующий же день?
Я не хотела идти никуда. Мне жизненно необходимо было впасть в транс, перестать замечать все вокруг, забыть кто я и где нахожусь, да и зачем мне вообще что-то решать. Мне не хотелось идти вперед примерно так же, как и возвращаться, сдаваясь в руки медперсонала. Но Апрель шла, упрямо шла вперед. И в чем-то была права.
Мне не хватало смелости сделать что-то не так, как делаю обычно. Мне нужен был пинок под зад, чтобы понять, что нет больше времени. Мне нужно было сознание, что мои принципы рушатся с каждым днем все быстрее. И мне его дали.
Последний раз оглянувшись на коридор южного крыла, я рванула вперед, успев заприметить за собой приближающуюся черную фигуру.
Я нагнала Апрель почти сразу же, пусть босиком по поломанному паркету было не очень-то и приятно бежать, но чего только  с людьми не делает страх? Мне не нужно было ничего ей говорить, мы поняли друг друга с одного взгляда.
Все что нам оставалось – поддаться и бежать на свет. А если света нет, то на крики. Они становились все ближе, и я даже уже могла различить слова и знакомые голоса. А были это Рената и Идель.
Я затормозила, едва не врезавшись в одну из них, тяжело дыша. И все-таки, правильно говорят – ночью спать нужно, а не носиться по заброшенным коридорам.
Едва ли можно назвать забавным то, что Рената была медсестрой, а именно ей положено проверять, находимся ли мы в кроватях ночью или же шляемся неведомо где. И именно Ренате светит выговор, если кто-то заметит наше отсутствие. А его заметят.
Поправка, его уже заметили. Темная фигура приближалась к приходившей в себя разномастной группе, и это не казалось мне добрым знаком. Точно нет.
Тусклый свет представил моему взору никого иного, как Анхеля Блэка, главного психотерапевта этой больницы и моего лечащего врача в одном лице.
Неожиданная встреча посреди ночи, неправда ли? Да и не самая приятная, учитывая его расположение духа и то, как обстоят дела.
На минуту мне даже стало жаль Ренату, когда Блэк начал её отчитывать и говорить дальнейшие действия. Но это только на минуту, ведь остальное время я жалела саму себя. Что мне грозило впоследствии этой выходки? Ничего серьезного, наверное. Как т Апрель, и Идель, в общем-то. Но обстановка нагоняла на меня страх, отсюда хотелось бежать, скрываться, чтобы только не видеть этих прожигающих насквозь взглядов. Казалось, что здесь стены смотрят в твою душу и злорадно усмехаются. Казалось, что они сдвигаются вокруг меня, и единственный выход был впереди. И мне даже показалось, что я видела свет. Тусклый, как от костра в летнюю ночь. Но он казался таким настоящим…
А эти люди вокруг, они только что казались такими знакомыми. Я точно помнила, что только что у меня были какие-то нерешенные проблемы, но сейчас все пропало. Я видела перед собой только призрачный свет. И летела на него, как в своих снах. Стуча босыми ногами по паркету, я удалялась от реальности, такой тяжелой и обыденной. Я слышала крик за своей спиной, чьи-то шаги, пытающиеся догнать меня. Но какая теперь разница? Ведь я  натыкаюсь на заколоченную дверь.

Если я вас ещё не отпугнула своей тирадой, то заполните следующий шаблон, если хотите начать обучение:

шаблон
Код:
[b]1. Имя(или как вас величать)[/b]
[i]ответ[/i]
[b]2. Чему хотите обучаться?[/b]
[i]ответ[/i]
[b]3. Примеры последних постов/анкет[/b]
[i]ответ[/i]
[b]4. Опыт игры на ФРПГ[/b]
[i]ответ[/i]
[b]5. Название темы[/b]
[i]ответ[/i]

ПРИМУ ДВУХ УЧЕНИКОВ!

0

2

1. Имя(или как вас величать)
Юля
2. Чему хотите обучаться?
писать красивые посты
3. Примеры последних постов/анкет
ничего нет..
4. Опыт игры на ФРПГ
совсем маленький+не играла уже года 2
5. Название темы
на ваш вкус)

0

3

.petrova
из постов совсем ничего не сохранилось?)

0

4

1. Имя(или как вас величать)
зови меня Эванс ну или же Агата хд
2. Чему хотите обучаться?
анкеты, пост всеее
3. Примеры последних постов/анкет

+

Черт! Черт! Черт! Зачем я это вообще делаю? Агата сидела возле кабинета директора и судорожно нажимала на кнопки своего телефона. Написать. Стереть. Написать. Черт, кажется, ее пальцы вошли в алгоритм и зациклились. Или же это она зациклилась? Все может быть.. Эта долбаная атмосфера давила на нее уже несколько дней, да и не только она. Отец, мать, дядя, как будто все вошли в сговор, причем абсолютно никому не нужный.. Наконец, оторвавшись  от  несчастной техники, Стоун посмотрела в окно. Солнечная радостная погода еще больше давила на психику, будь Агата не такой уравновешенной, она бы наверно бы повесилась. Она часто задавала себе : вопрос стоило ли? Стоило так долго бегать от самой себя и от того, что ей так долго пророчили? Стоило ли ехать в другой город, чтобы потом все равно вернуться на родину? Наверно, это была ее самая дурацкая черта - учится на собственных ошибках. Стоун была готова свернуть горы, чтобы добиться того чего хочет и того, что считает правильным. И пусть за спиной стоит весь мир  во главе с Бараком Обамой, она сделает по-своему! И вот к чему это привело, Агата сидит возле кабинета директора и дожидается вердикта, который, по-видимому, очевиден только для нее.
От скуки она начала тщательно рассматривать все вокруг. Ничего особенного. Видели обстановочки и по шикарнее. Стены какого-то постельного цвета, паркет, ну и, пожалуй, единственное, что можно было выделить - это очень большие окна от пола да потолка и кожаные диваны, на одном из которых  достаточно вольготно расположилась девушка. Людей вокруг не было, видимо местные студенты побаивались руководство, а может просто взяли и поумирали. Да пожалуй, второй вариант был бы предпочтительнее. Чертовски предпочтительнее. Агата облокотилась на спинку своего ложа и откинула голову, начав разглядывать потолок. На нем не было не единой трещинки, не единой царапинки. Отвратительно. Настроение буквально стремилось к нулю и грозило внеплановой мигренью. Жизнь так изменилась, что девушка просто не поспевала за ней, хоть и всячески это отрицала, не только перед окружающими, но и перед самой собой. Вздохнула. И распласталась на холодном, ставшем уже родном диване, ей хотелось одного. Чтобы это долбаное ожидание закончилась, закончилось и она поплелась куда угодно. Домой, в общежитие, в кабак. Мне просто необходим сейчас глоток свежего воздуха. Оторвавшись от созерцания потолка и  легкого самобичевания, Агата приподняла голову и внимательно посмотрела на окно, так манившее ее. Немного подумав, она приподнялась на локтях, и хмыкнула. Наконец, заставив саму себя поднять свою бренную задницу, Стоун поднялась и подошла  к окну, внимательно его осмотрела. Видимых средств для его открытия не предвиделось, а открыть ой как хотелось. Если бы я была окном, как бы я открывалась? Я бы никогда не закрывалось! Фак. В раздумьях девушка начала тихо пошагивать вокруг своего противника, как вдруг! Чу! Чьи-то шаги послышались в этом бесконечном одиноком месте. От изумления Агата даже открыла рот, но тут же его закрыла. Эка невидаль! Человек в помещении. Не известно для чего Стоун шагнула за увесистую штору, какого-то бордового оттенка. Ей почему-то не хотелось показываться людям. Точнее нет. Случайным людям. Она хотела для начала оценить неожиданного гостя или гостью, хотя, кем бы он ни оказался: девушка, прячущаяся за штору, его явно бы не вдохновила, хотя Гате было чертовски плевать! Осторожно отодвинув  край своего убежища, она стала внимательно всматриваться. Из-за угла вывернула девушка, довольно симпатичная. Очень даже. Уже на таком расстоянии Агата чувствовала запах дорогого парфюма, довольно приятного. Плавная походка, эта дамочка явно ценила себя и была не простой штучкой. Уважение. Вот что чувствовала сейчас Агата, пожалуй это такое уважение, которое испытывает один лев к соседнему королю прайда. Да-да, эта дамочка ей нравилась, хоть она и не планировала этого сразу показывать. И пока только ждала что же она будет делать дальше..

+

Sweet dreams, are made of this..

-«Мари хочет заняться с вами сексом, согласиться?» В какой-то судорожном трансе жмешь на крест и Нэт переходит на страницу какой-то второсортной порнухи. Снова крестик. Снова транс. Порой эти кликеры выносят мозг только одним своим существованием, и ведь вот приводили бы на интересные сайты, так нет! Все кишит однообразным порно и грезами о возможности похудеть за три дня. Ходи в спортзал и копи на силикон в сиськи - вот рецепт современного счастья, такого тупого и безразмерного, способного ввергнуть мир в бесконечно достигающуюшуюся утопию.
Бёрнс взглянула на своё отражение в зеркале и мысленно матюкнулась. Она полчаса выпрямляла волосы, чтобы в итоге они вернулись в прежнее состояние ошеломительного хаоса. Каждый раз она себя спрашивала, для чего она вообще следит за своей неприглядной внешностью? По сути, в ней не было ничего волшебно красивого или броско индивидуального.  Маленькие глаза, маленькая грудь, маленький рост наверно все - чем она могла похвастаться это своей удивительной миниатюрностью. Обругав собственную мать за неразборчивость в выборе отцовского генофонда, она кинула расческу в сумку  и отправилась в сторону двери.
Погода на удивление была безупречной. Солнце не слепило глаза, при этом пусть и ненавязчиво, но абсолютно точно грело, что входя в диссонанс с легким ветерком, наводило на мысли о каникулах, которых так жаждало тело и разум уже последние пару недель.  А ведь когда-то госпожа Бёрнс ,сидя за школьной партой и скептически разглядывая училку по истории, мечтала о веселой студенческой жизни. Но, увы и ах. Как и все в этой жизни все не так просто, как кажется и за чередой унылых и апатичных лекций по мат анализу Кая не видела ни малейшего намека на огромное количество кокса, гуляющего по рукам студента, как M&M, сопровождаемого грязным сексом в женском туалете.
Выудив из джинсов арбузную жвачку, Кая отключила сигнализацию своего Мазерати и плюхнулась на сидение, на секунду она просто закрыла глаза и откинула голову, тихое тиканье наручных часов – единственное что нарушало сейчас тишину, делая создавшуюся обстановку практически идеальной за исключением одного Но.  Но вот какого но. Черт его знает. Плюнуть. Забыть. Не заморачиваться. Главное  - это убедить саму себя, не важно в чем, главное искренне верить, что делаешь то, что правильно в нужное время.  Резкое движение и двигатель начинает тихонько урчать. Кая посмотрела в стекло заднего вида и, не обнаружив не каких причин больше медлить, нажала на газ. Машина рванула и  девушка, открыв окошко, потянулась в сторону бардачка.  Не обнаружив там привычно валяющуюся пачку сигарет, Кая повернула на нужную ей улицу. Было на удивление тихо, всего 9 часов вечера, но на улице едва ли проехало 5 машин. Затишье перед бурей..
Доехав буквально за 20 минут, Кая остановила машину возле небольшого двухэтажного домишки, которые был слишком мал для того чтобы впечатлять, но достаточно мил, чтобы  морщить в отвращении нос.  Хлопнув дверцей машины, Бёрнс направилась в его сторону. Шум музыки и звонкие пьяные голоса уже наполняли его доверху, атмосфера явно располагала. Зайдя внутрь, она чуть не сбила какого-то парнишку  уже порядком набравшегося.
-О, прости.. – девушка попыталась помочь определится с направлением, но в ответ только получила порцию отборного мата. Вот и читай потом книжки о любви и взаимопомощи. Фыркнув. Кая направилась в гостиную, где ее уже должны были ждать. Вокруг царила анархия, хотя наверно это и есть главный признак, что вечеринка удалась. Но Кая все еще продолжала искать в этом вечере  скрытый подвох. Бёрнс, хватит нудеть и наконец-то расслабься. Взяв с журнального столика стакан явно с чем-то алкогольным, она отпила. Виски, а это был именно он, тут же обжег горло, Кая поморщилась и тут же почувствовала тепло и расслабление, которое начало течь по ее телу.  Повернувшись, она заметила только что вошедшую блондиночку, которая явно привлекла к себе не только ее внимание, но это было лишь мгновение, после которого девушка забылась и  посвятила себя поискам своих друзей.

4. Опыт игры на ФРПГ
меньше года
5. Название темы
В треугольнике равностороннем на заднем стекле

Отредактировано Sobra (2012-05-24 02:41:35)

+1

5

1. Имя(или как вас величать)
Настя
2. Чему хотите обучаться?
Постам.
3. Примеры последних постов/анкет
Постов нет, но есть анкета.

смотреть только blinding

Характер

На самом деле рассказывать о себе очень трудно, но я попробую. Меня зовут Одри Финч (назвали в честь моей бабушки). Я обладаю звериными способностями. Я человек лёгкий, открытый, со мной легко завести разговор. Очень добрая и доверчивая, иногда это очень плохо и приносит мне массу проблем. Всегда иду с улыбкой по жизни и стараюсь не унывать. Для некоторых моя правильность не приемлема, но для некоторых я "ангел" и это во мне притягивает людей. Но ведь и внутри меня имеется кусочек зла. Если меня вывести или подать лишь малейший повод, то этому человеку не поздоровится. Благодаря моей "двуличности" я имею разных друзей. Всегда нахожусь в больших компаниях, никогда не остаюсь одна. Иногда хочется побыть одной и я отправляюсь на крышу университета и смотрю на звёзды. С учёбой у меня всё хорошо.  Не сказать, что отличница, но и не двоечница. А на самом деле я не заморачиваюсь насчёт учёбы, она мне даётся легко. Парой кажется, что это из-за хорошего отношения с учителями. Я им нравлюсь и мне никак не понять почему. Ну это круто! Читать не люблю, я лучше пересмотрю любимые сериалы, чем возьму в руки книгу. Музыка... танцы - это самые любимые занятия. Например, когда мне плохо я просто включаю музыку и мне становится гораздо легче, а танцы просто поднимают настроение (хоть и танцую я ужасно). К сплетням отношусь отрицательно, даже не собираюсь их слушать - это не моё. Не понимаю людей, которые выслушав чужой секрет, бегут рассказать это всем. Таким людям нечего делать в моём окружении. В плане второй половинке мне никогда не везло. Каждый мой парень оказывался либо бабником, либо вором, либо ещё кем-нибудь. Их было много, что вспомнить имена не реально. Самые долгие отношения длились 1 год и то, он изменил и бросил меня. Но я не отчаиваюсь! Ведь у меня всё впереди.
Биография

Родилась я в маленьком городке на окраине города, о нём почти никому не известно. Семья у нас не совсем богатая, но деньги не самое главное в жизни. У меня очень дружная семья. Мою маму зовут Amalia Finch / Амалия Фрич, а моего отца Brandon Finch / Брэндон Фрич. Они очень добрые и хорошие люди. Мама работает в госпитале главным врачом и именно поэтому я пошла на медицинский. По её стопам, спасать людей. А отец - учителем в школе. Он припадает иностранные языки. Почему я не пошла по стопам отца? А потому, что я не люблю учить все эти слова, а уж читать тем более. Свою способность открыла в 16 лет на день рождения. Это был самый странный день в моей жизни. Всё началось с того, что я загадала желание "Хочу, чтобы в моей жизни что-то поменялось"... Сначала я не замечала изменений, но на утренний пробежке я бежала со скоростью гепарда и меня это забавляло и ещё, я заметила, что когда мне грозит беда у меня вырастают когти... Я сильно напугалась и не знала, что делать. Ну не могла я рассказать родителям об этом. Они бы меня не поняли и подумали, что я больна. И я решила оставить это в секрете. После я заметила другие проявляющиеся во мне способности и это: супер слух, зрение, сила, выносливость, рефлексы, регенерация, ночное зрение и эмпатия. Для меня это всё было в новинку, но я прижилась с этой силой. Из-за этой силы у меня не было времени на друзей и поэтому была постоянно одна. Но когда мне исполнилось 18 лет, в моей жизни всё поменялось и даже в лучшую сторону.

4. Опыт игры на ФРПГ
никакого.
5. Название темы
Паруса разного цвета.

0

6

1. Имя(или как вас величать)
Дарией звать. :3
2. Чему хотите обучаться?
Постам. Последнее время совсем не идут. Био и характеру тоже с удовольствием бы обучилась)
3. Примеры последних постов/анкет

характер *рукалицо*

Она – море. Такая невозмутимая и спокойная, словно вода, просачивающаяся сквозь бледные пальцы; она здесь, ты видишь ее. Но пройдет секунда, и она уже будет где-то далеко. Там, где ты ее не найдешь.  Порой она тихая и теплая, словно штиль после бури; долгожданное спасение от прошлых бед. Однако ты нередко можешь увидеть в ее глазах бушующий шторм, так опасно грозящийся не утихнуть. Она сильная и стойкая, словно бегущая волна; слишком упорная, чтобы отступить. Она странная. Чудная. Она – море.
Юджи, милая Юджи. Тебя нельзя назвать плохой. Но мало кто может назвать тебя хорошей. Твой разум всегда был чист, словно снег холодным февральским утром. Ложь для тебя слишком острый клинок в спину. Ты никогда не скрывала от людей правду, никогда не врала им. Хоть и не отличалась особой любовью к этим странным созданиям. Ты с опаской относишься к многочисленным детям Адама и Евы, с трудом доверяя их словам. Но ты никогда не обижала людей без особой на то причины; лишь только защита, которая порой слишком жестока для прощения. Наверное, иногда ты слишком холодна и заносчива на вид. Иногда слишком улыбчива и ветренна. Твой вид зачастую заставляет людей заблуждаться на твой счет. Как говорится, не стоит судить книгу по обложке.
Ты всегда была ярой сторонницей справедливости. Никогда не могла смириться с несправедливой оценкой или с тем, что младшего обижает старший. Твое оружие – слова. Нужно сказать, ты всегда могла больно уколоть противника. В цель. Прямиком в яблочко; ты проницательна и любишь наблюдать за людьми, что помогает тебе узнать их слабые места. Ты готова помочь окружающим. Но ты должна быть уверена в том, что человек, нуждающийся в помощи, не обидит тебя. Пока ты пытаешься изменить реальный мир, в твоей голове зарождается целая новая вселенная; твоя собственная территория, на которой нет чужаков. На которой нет никого. Кроме тебя. Тебе все чаще не хочется покидать его, возвращаясь в жестокую реальность. Но это необходимо. И ты понимаешь это.
Ты никогда не была глупой девушкой, Юджи. Ты все схватываешь на лету и у тебя отличная память. Однако ты запоминаешь только то, что хочешь запомнить. А многим это не нравится. А знаешь почему? Потому что они хотят, чтобы ты делала так, как они скажут. А ты только отшучиваешься и смеешься над ними, наблюдая за тщетными попытками изменить тебя. Ты ведь никогда не подчинишься чужим приказам, так ведь? Слишком свободолюбива, независима и самостоятельна. Но они не могут на тебя злиться. На тебя нельзя злиться. Невозможно. Ты снова не знаешь причины? Потому что ты не делаешь ничего плохого. Ты не делаешь ничего, что могло бы оказаться неправильным. Все твои поступки, все слова – это тщательно спланированный ход одной большой шахматной партии, из которой ты обязана выйти победительницей. И так было всегда. Так будет.
Ты способна сохранят рассудок даже в самых сложных ситуациях. Помнишь, мама тебе говорила про «холодное мышление»? Да-да, именно, оно тебе не чуждо. Пожалуй, эта одна из тех причин, по которой в твой первый день в Хогвартсе ты присоединилась к Дому Мудрых.
Семья. Меняется ли в тебе что-то, когда ты оказываешься рядом с ними? Пожалуй. Ты редко видела родителей в детстве. Они любили тебя. Правда, любили. Но редко показывали свою любовь. Рядом с ними ты спокойна. Это не то холодное упоение, что видят в твоих глазах незнакомцы. Это то волшебное чувство безопасности и защищенности. Брат, дедушка. Рядом с ними ты другая. Зачастую веселая и раскрепощенная. Когда рядом с тобой близкие люди, ты именно такая. Часто шутишь и смеешься, широко улыбаясь родным. Они – самое дорогое, что у тебя есть. За них ты готова умереть, я знаю. Ты ведь слишком любишь их. Иногда ты чувствуешь себя одинокой. Но это быстро проходит. Ведь у тебя есть они. И больше ничего не надо.

псто

«carry on my wayward son
there'll be peace when you are done
lay your weary head to rest
don't you cry no more.»

Она говорила, что все будет хорошо. Ты знала, что не будет. Она не была обманщицей. Она была мамой. Ты повторяешь себе это вновь и вновь, стараясь осознать, что детство уже давно прошло. Детство. Ты не знала ничего лучше. То время, когда все твои проблемы – лишь хрупкие верхушки пышных одуванчиков, разлетающихся от малейшего дуновения ветра. Вопросы. Тысячи волнующих тебя вопросов, на которые слишком сложно найти ответ. Помогите мне. Кто-нибудь, помогите мне. Сможешь ли ты когда-нибудь снова вздохнуть? Легко, свободно, как много лет тому назад. Как не вздыхала уже многие годы. Смогут ли гири на сердце стать легче? Ответьте. Прошу. Ты никогда не думала, что все будет так сложно. Они не должны знать. Никому кроме Брайана ты не расскажешь. Никому. Они не поймут. А ты не нуждаешься в их понимании. Ведь так, Юджи?
Она говорила, что ты вырастешь и станешь одной из тех, кто страдает. Кто терпит. Брак по расчету – еще не единственная небесная кара, подаренная тебе судьбой. Постоянные светские вечера и сплетни из первых уст. Дрянь. Не нравится? Да всем плевать на твои интересы. Ты должна делать все, что они скажут. Должна стать зомби, взгляд которого – лишь белоснежное стеклышко, не способное отражать ничего. И только вечная улыбка на губах. Ты думаешь про твой будущий брак, который собираешься разрушить. Разрушить, даже не успев заключить. Мио, милый Мио. Мы сделаем это, сладкий. Обязательно сделаем.
Что бы случилось, если бы все твои мысли услышали родители?
Ты не хочешь об этому думать. Восстание. Дрянная девчонка, воспротивившаяся правилам, что никогда раньше не были оспорены. Позор семьи Нотт. Ты внезапно ухмыляешься, вдруг понимая, что почти ничего не изменится. Отец и мать перережут и без того тонкую нить, доселе связывающую их детей с ними? Но ведь ничего не изменится. Возможно, они любили тебя. Любили Брайана. Но ты слишком мало видела их, чтобы привязаться. Так лучше, Лилит. Правда, лучше.

Громкий возглас, плавно прорезающий тишину. Стук. Сомнения в сторону – это Брайан. Девушка улыбается и ускоряет шаг, двигаясь в сторону библиотеки, из которой раздавался мягкий голос брата. Пару часов. Пару часов, по истечению которых все снова станет на свои места. Но с этого момента она забудет про все свои гири. Детство. Она постарается вспомнить, что такое детство. Крепко обнять брата, продолжая тепло улыбаться.
- Снова что-то сломал, Брайти? – ты смотришь через плечо брата, стараясь разглядеть, что произошло с лестницей, все так же мило улыбаясь. – Так или иначе, это не важно. А могло быть иначе? Папа обещал мне за хорошие оценки шоколадную плюшку, так что…
Ты морщишь нос, слегка щуря голубые глаза.
- Не сыпь мне соль на рану. А ты? Родители уже нашли тебе жениха?
Ты улыбаешься шире, довольная собой. Тебя никогда не смущала ориентация брата. Отнюдь. Ты всегда поддерживала его и презирала гомофобов. Пожалуй, ты ненавидела это даже больше, чем брак по расчету. Ты берешь руку Нотта-старшего в свою и ведешь его вглубь библиотеки, по дороге кидая белоснежную сумку в самый дальний угол просторной комнаты. На тебе черное платье, которое ты приобрела специально для встречи с главой аврората. Чистокровной равке не пристойно расхаживать перед влиятельным человеком в джинсах и толстовке. Хотя последнее ты бы одела с большим удовольствием.
- Мама говорила тебе, зачем ты приехал?
Ты вопросительно поднимаешь бровь, облокачиваясь на одну из пыльных полок, заставленных вековыми фолиантами и слегка склоняешь голову на бок; уже заранее зная ответ, ты начинаешь нервно кусать губы, предвкушая разговор, которого так тщательно избегала.

4. Опыт игры на ФРПГ
Не помню. Ну, может, года три. Может меньше :о И были перерывы.
5. Название темы
wonderwall

p. s. пожалуйстааа, возьмите меня. как прозвучало-то мне очень надо выйти из творческого кризиса и я уверена, что вы мне поможете :с

+1

7

*рукалицо*
если кто-то из написавших ещё хочет обучаться, дайте мне знать хд
а то мое отсутствие слегкааа так затянулось http://uploads.ru/t/N/K/w/NKwmE.png   http://uploads.ru/t/N/K/w/NKwmE.png

0

8

aqueous;
wonderwall;
прошу;

0

9

1. Имя(или как вас величать)
можно по нику, либо по прозвищу Дей
2. Чему хотите обучаться?
постам и анкетам, нужно восстановиться после двухмесячного перерыва
3. Примеры последних постов/анкет

последний пост перед вынужденным творческим отпуском - 7092 символа  http://noid.su/fu/lol.gif 

Отголоски прошлого со временем тускнеют, покрываются слоем пыли небытия, жалобно трещат под гнетом новых навалившихся воспоминаний и впечатлений и так остаются лежать там, пока чья-то безжалостная рука не разломит уверенным ударом эту груду мыслей, не проникнет в самое её чрево, не вытащит что-то сморщенное, темное, пыльное, не встряхнет это воспоминание, уверенно сдувая пыль истершейся памяти, и не ткнет тебе под самый нос. И ты видишь то, что тебе пихнули, даже если закроешь глаза. Это не только не помогает, но даже наоборот - все становится настолько четким и ясным, будто ты наблюдаешь свою жизнь со стороны. И, что самое невероятное, привести механизм реанимации памяти в действие способны такие мелочи, которые вряд ли вызовут у постороннего хоть какие-то ассоциации. Невероятно, как всего лишь два слога, подобно маленькому снежку, медленно, будто нехотя начинают свой путь по снежной горе вниз. В этот момент до мозга доходит, что это слово, это имя уже где-то было. А тем временем снежок пробуждающейся памяти все растет, пленка событий отматывается назад, к тем самым временам, которые уже с трудом воспринимаются адекватно, о которых иногда хочется сказать прямым текстом "это было из прошлой жизни, теперь все совсем не так", но язык даже не поворачивается ляпнуть такую наимерзейшую саркастическую ересь. Потому что в момент удара огромного снежного кома о землю ты осознаешь, что это ты, и ты, в общем-то, не сильно изменился за это время. Или изменился намного меньше чем хотел или рассчитывал. Этакое состояние полной безнадеги, когда понимаешь, что застыл в каком-то одному тебе известном промежутке времени и больше никуда не движешься, разве что только с какой-то непередаваемой горечью смотришь на проходящую мимо жизнь. Хотя жизнь ли это вообще?
Ди Джей... Как странно, в прошлый раз это прозвище звучало из уст ребенка, маленького потрепанного судьбой или же своими тогдашними хозяевами мальчонки, озабоченного лишь тем, откуда бы стянуть очередную вкусняшку и как избежать суровой порки ремнем или чем посерьезней. Голос был с трудом узнаваем, но... Эмоции, которые были вложены в два слога, и те чувства, которые они вызывали, отличались. Как ни парадоксально, но судьба сыграла с личем самую злобную и циничную из всех шуток, на которую вообще была способна. Было горько, что чуть ли не первый человек, который не стал отворачиваться, брезгливо поджав губы и отряхиваясь как после контакта с грязью и мусором, теперь оказался по ту сторону баррикад. Нет, конечно, переманить или просто пригласить на свою сторону мирным путем можно было бы, но сделало ли бы это счастливым оборотня и самого Делавэра? Вряд ли. Судя по упертости первого и прирожденной неконфликтности последнего, никто бы не остался в выигрыше. Упрямые, но гордые слова Рея вызывали странное волнение внутри, но даже не там, где у людей находится сердце, и даже не там, где многие религиозные и духовно-богатые люди подразумевают душу. Само это острое непонимание, жалость, обида, смешанная с чем-то еще, горячим, обжигающим, разрывающим и колющим, исходила из самой Пустоты. Странное, действительно странное ощущение, ведь обычно эта нечеловеческая могучая по своей природе материя никогда не спрашивала ничего у своего носителя. Неужели она наконец-то начала понимать и принимать человеческую природу? Дел был абсолютно уверен, что этот вопрос "почему?" задавал не он. Спрашивали его, но спрашивали так, будто не ждали скоро ответа и не были уверены, что хоть когда-нибудь этот ответ получат.
Осколки стекла, поблескивающие в тусклом дневном свете, жалобно хрустнули под подошвой. Почему-то этот слабый звон разрушаемой стеклянной оболочки прозвучал как жалобное всхлипывание одинокого ребенка. И от этого на душе стало еще тоскливей...
- Вы считаете что не нося печать я стану безумным? И к примеру переломлю ей шею?
Жалкая попытка защититься, отвести любые посягательства на свою свободу, свою самобытность. Ты ли это, мальчик? Твое ли то, что ты называешь своим? Ты действительно хочешь свободы или просто хочешь казаться свободным? Град немых вопросов, которые вряд ли когда-нибудь обретут словесную форму, сильно давил на мозг и отравлял остатки души. Но Джонни знал, что задать их все никогда не решится. Невольно вспомнились первые месяцы своего существования в новой ипостаси. Отвращение к самому себе, непонимание всего происходящего, желание отмотать все назад и все-все-все исправить. А потом успокоение. Смирение. Согласие с текущим ходом вещей. Терпимость к другим нелюдям. Но по-прежнему сильное желание открыть чужие глаза, как когда-то он открыл свои.
- Если ты действительно хочешь сломать ей шею, то ты это сделаешь. Если не сделаешь - то это просто пустой треп, не более. Хотя к чему все эти игры разума? Ты говоришь, что свободы хочешь, что метка лишь только тебя ограничит. Но веришь ли ты в то, что говоришь? Ладно, куда мне понять все твои жизненные перипетии, но ты сам... Ты же прекрасно понимаешь, что не можешь никуда двигаться не потому что ты не хочешь этого делать. Мы оба знаем, что ты в капкане, да вот разожмется он только тогда, когда ты сдохнешь, чтобы освободить место для нового дурачка, твоего неудачливого преемника, - уверенные шаги в сторону оборотня и его заложницы, подойти на расстояние вытянутой руки, посмотреть сверху вниз и продолжить уже куда более осмысленно. - Ты никогда не чувствовал себя загнанным в угол зверем? Наверно, ты наивно полагаешь, что тебя будут спускать с поводка погулять, как послушную собачонку. Ты и не будешь чувствовать поводка, потому что ты НИКОГДА не хотел пойти дальше, пересечь черту, но если попробуешь, то с удивлением и страхом вдруг обнаружишь, как медленно затягивается петля у тебя на шее.
Глубокий вдох, запал постепенно иссякает, и желание дальше продолжать уличительно-воспитательные речи уже не кажется таким преобладающим. Наваливается усталость, которая иссушает настолько, что Пустота внутри сжимается, стараясь сохранить энергию. Круги под глазами стали глубже и темнее, кожа приобрела какой-то висельно-голубоватый оттенок.
- Я не хотел умирать, Рей. Я настолько не хотел этого, я настолько не был готов к такому концу, что я был готов сделать что угодно, лишь бы существовать в этом мире, пусть даже неприкаянным одиноким духом, - короткая пауза и пронзительный взгляд глаза в глаза. - Я сам сделал себя живым мертвецом. И я не жалею об этом. Потому что это правильно лично для меня. Тогда у меня были причины оставаться живым в мертвой оболочке... - вдруг перед внутренним взором лича мелькнули пушистые черные треугольнички кошачьих ушек и причудливое колечко на таком же пушистом хвосте, - Да и сейчас причины у меня есть. Я - живой. А ты еще даже не рождался, - еще один шаг вперед, и длинный тонкий палец упирается холодной подушечкой в лоб Эмпирика. - И ты не родишься, пока не начнешь двигаться самостоятельно, вне того круга, который ограничивается длиной поводка твоих хозяев. Я не предлагаю тебе ограничение твоей свободы. Я предлагаю тебе самостоятельность и самобытность. Но настаивать я не привык, да и ты уже не тот сопливый мальчишка, который не может решить все для себя сам.

4. Опыт игры на ФРПГ
http://savepic.su/778792.png  без учета перерывов - 2,5 года
5. Название темы
Аромат графоманства с тонкой ноткою ангста (с)

0

10

1. Имя(или как вас величать)
Артем
2. Чему хотите обучаться?
писать красивые посты, избегать тавтологии, так как после Бойцовского клуба, я просто стал пленником этого недуга, правильно излагать мысли
3. Примеры последних постов/анкет

прошлое.. выбрал получше. сейчас мой уровень игры еще ниже, намного ниже.

Джек Дерден быстро пожалел о своем предложении, он надеялся, что эта дамочка откажется и просто напросто испарится. А чувство вины пройдет, так как он ведь сделал все возможное, чтобы загладить свою вину.
- Хм, вот еще! - Вырвалось из губ девушки. Джек в миг ощутил облегчение, ведь еще пару секунд назад он подумывал о том, что все таки придется тащить эту барахольщицу в кафе, он даже не предполагал о чем будет с ней разговаривать. Они ведь совсем друг друга не знают, хотя эта Марла Сингер оставила очень сильный отпечаток в его мозгу, еще при прошлой встрече. За что же у него к ней такая ненависть? Он даже сам возможно не ответил бы на этот вопрос. Было много факторов, которые отличали Джека Дердена и Марлу Сингер, и как бы там ни было. Мужчина был просто счастлив, что возможно она, она, эта странноватая женщина уберется из его жизни прочь.
- Ладно. Дойдем до кафе. Раз ты так хочешь.  Проговорила внезапно девушка, сделав печальный вид. Что??? Мозг Джека просто вскипел от подобного удара судьбы. Но он пытался не показывать это, на вид он оставался таким же хладнокровно-серьезным. Правда внутри мужчины просто бушевали все возможные стихийные бедствия.
Марла Сингер быстрой походкой направилась вперед, Джеку Дердену оставалось только следовать за ней. Что могло быть хуже этого? Ах ну да.. Никотиновые пробки в моих легких.
Марла Сингер зажгла сигарету, едкий дым перемешивался с воздухом, не давая свободно дышать. Джек наблюдал за этой картиной, ему хотелось просто сделать вид, что он незнаком с этой женщиной, которая кроме того, что курила дешевые сигареты, еще и одета была, как поберушка. Наверняка заметив странный взгляд Джека, девушка решила оправдаться или что-то подобное сделать.
- У меня стресс! Я имею право закурить.  Проговорила Марла Сингер. Джек чуть не рассмеялся от подобной нелепицы. Стресс.. Ну конечно! Стресс у меня.. от встречи с тобой. Мыслено Джек Дерден продолжил речь Марлы Сингер. Теперь уже отступать было не куда, они шли, шли вперед, налево, они шли в какое то кафе, но здесь за полкилометра не было ни одного нормального кафе. Но Джек Дерден просто шел, туда куда вела его Марла Сингер.  Слишком затяжное молчание, хотя Джека это явно не беспокоило, он был счастлив, что не слышит голоса Марлы Сингер, ее язвительного голоса, не слышат каких-то усмешек, не слышит ничего кроме тишины, которая была не по вкусу самой мисс Сингер, но Джек просто шел вперед. Наконец они подошли к какому-то кафе, Дердену было наплевать где и что, он просто ждал тот момент, когда Марла Сингер будет очень, очень далеко от него.
- Видно у тебя сегодня не самый лучший день, Джон. Видно Марла устала от молчания и решила вставить хоть пару слов.
- Я Джек. Джек Дерден. - Выпалил Джек, он не то, чтобы любил свое имя. Но имя Джон вызывало у него отвращение, с перемешкой со всеми чувствами, которые вызывают тошноту.
Марла проследовала к какому-то столику, конечно в этот момент из ее губ снова и снова вырывались какие то слова. Но Джек будто не слышал их, он бездумно шел за ней вслед. Они заняли свои места, Марла как полагается села напротив Джека. Ее губы сделали что-то непонятное, но явно похожее на улыбку. Дерден не мог проделать такое же со своими губами, в моменты, когда он чувствовал угнетение, его лицо будто парализовалось и он был похож на какую то старую, потрепанную временем куклу.
- Вот видишь, как бывает. Даже таких людей как ты, сводят с такими людьми как я. Видно ты был грешник  в той жизни. - Марла засмеялась, Джек слышал этот смех, от чего его глаза судорожно заморгали. Подошел официант, Марла сделала свой заказ, Джек же в этот момент смотрел на ее руки, это единственное, что в данный момент ему нравилось в этой женщине. Но это было так мало, чтобы терпеть ее так долго.
Теперь уже Джека стало угнетать молчание, нет он ее конечно не боялся, она была слишком активна, слишком много движений создавала, слишком много говорила.
- Марла.. - Наконец вытянул из себя Джек Дерден, как продолжать дальше он понятия не имел. - Как то давно, мать Джеку сказала :"Если не знаешь о чем говорить с женщиной, просто сделай ей комплимент!". - Марла, у тебя такие руки.. тощие, как у покойника! - Джек проговорил это  с таким восторженным голосом, что даже сам был поражен этим. Первое дело было сделано, официант уже принес заказ Марле Сингер, которая все еще сидела напротив него и ехидным взглядом смотрела на Джека Дердена. Нужно было продолжать, пока еще официант не ушел, у Джека есть возможность заказать явно не самый лучший кофе. И он пользуется этой возможностью.
- Извините, принесите мне, пожалуйста, кофе. Спасибо. - Дерден проводил официанта милой улыбкой, но это всего лишь капли вежливости. Джеку нужно было начать вести себя более естественно, что ему не очень то удавалось. Но чтож, не он ворвался в жизнь Марлы Сингер, а она.
- Марла, а чем ты занимаешься в свободное от работы время? Извини, что на ты, мы ведь можем перейти на ты? - Слегка улыбнувшись Джек откинулся на спинку стула. Конечно же захламлять мозг мисс Сингер глупыми вопросами было не решением проблемы, но ведь чтоб победить врага, нужно знать о нем хотя бы мизер информации. - Значит ты курьер, и как тебе работается? Интересно? Я вот слышал вчера на Бейкер-стрит убили курьера.. Ничего не знаешь об этом? Такая работа небезопасная. Как ты справляешься? - Джека просто было не остановить, поток информации и вопросов лились с него, как из фонтана вода. Наконец принесли кофе и Джек Дерден отвлекся от Марлы Сингер. - О... Вы так быстро работаете! - Ответил мужчина официанту, который быстро только работает в обратном направлении. Теперь снова все свое внимание Джек уделил и Марле Сингер, которая все еще была здесь. - Марла, скажи пожалуйста, а вам деньги на проезд дают? Или вы сами платите за дорогу? Просто мой знакомый один говорит, что платят курьерам не так уж и много.  А что пробудило тебя устроится курьером? Ведь явно много профессий, на которые взяли бы такую девушку... как ты.. - Джек Дерден сделал акцент на последнем слове и вопросительно посмотрел на Марлу Сингер, сидящую на против него.

4. Опыт игры на ФРПГ
года 3, если уже не 4
5. Название темы
доверюсь вам, так как не особый мастер крылатых выражений

Отредактировано Old nice (2012-12-04 19:09:33)

0

11

Рунный
напишите мне, если ещё хотите обучаться)
Old nice
Первое правило Бойцовского клуба: не упоминать о Бойцовском клубе.

0


Вы здесь » БONAP ART » АРХИВ ОБУЧЕНИЯ » no more dreaming


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно